В начале этого месяца в своем Послании к Федеральному Собранию президент Владимир Путин обнародовал несколько новых стратегических вооружений, призванных свести на нет любой противоракетный щит Соединённых Штатов, развёрнутый в настоящее время или планируемый к развертыванию в ближайшие 10-15 лет.

По словам Путина, разработка этого нового российского оружия была обусловлена принятым в 2002 году решением бывшего президента Джорджа У. Буша об одностороннем выходе из Договора о противоракетной обороне 1972 года (ПРО), положившим начало процессу развёртывания противоракетной обороны на американской территории, в Европе и в Азии. Путин заявил, что «растущая военная мощь России является надежной гарантией глобального мира, поскольку эта мощь сохраняет и будет сохранять стратегический паритет и баланс сил в мире, который, как известно, был и остается ключевым фактором международной безопасности после Второй мировой войны и до наших дней».

Путин, который только что обеспечил себе переизбрание в России, обеспечив еще один шестилетний срок, отметил:

«А тем, кто на протяжении последних 15 лет старается раздувать гонку вооружений, пытается получить в отношении России односторонние преимущества, вводит незаконные с международно-правовой точки зрения ограничения и санкции с целью сдержать развитие нашей страны, в том числе в военной области, скажу: всё, чему вы пытались помешать, воспрепятствовать, проводя такую политику, уже свершилось. Сдержать Россию не удалось!»

 

Теперь нужно осознать эту реальность, убедиться в том, что всё, что мною было сегодня сказано, это не блеф, – а это не блеф, поверьте, – подумать, отправить на заслуженный отдых тех, кто живёт прошлым и не в состоянии заглянуть в будущее».

После завершения речи Путина мир остался в недоумении, что делать с его резкими заявлениями.

В комментариях, прямо цитируя речь Путина, президент Трамп отметил опасность гонки вооружений, а затем продолжил рассказывать о себе, заявив, что Америка «тратит 700 миллиардов долларов в год», чтобы обеспечить, чтобы Соединенные Штаты оставались «сильнее любых других нации в мире на сегодняшний день».

Так было ли вступление Путина на в рискованную игру после Холодной войны просто блефом? «Нью-Йорк таймс», конечно, так и решила. В передовице, соавторами которой выступили два выдающихся корреспондента в сфере национальной безопасности «Серой леди», Нил Макфаркуар и Дэвид Сангер, было подчёркнуто то, что они называют «теорией блефа» при цитировании экспертного мнения о речи Путина. Один из таких «независимых» аналитиков Александр Гольц (известный своими статьями против Путина) отметил, что Путин в своем выступлении описывал совершенно новое поколение оружия. «Вопрос в том, — вопрошает Гольц, — правда ли это?»

Макфаркуар и Сангер заминировали социальные сети, подтягивая комментарий другого эксперта, Дугласа Барри, старшего научного сотрудника по военной аэрокосмической промышленности в Международном институте стратегических исследований в Лондоне, анализ российских военных возможностей которого сильно отдает скептицизмом. Барри отметил, что оружие, описанное Путиным, «может изменить баланс сил». Однако Макфаркуар и Сангер отметили, что Барри усомнился, была ли Россия даже близка к развертыванию таких систем: «Реально ли, что у вас бюджете есть пункт «Развитие ядерного ракетного двигателя»? Или что значит: «Скоро он у нас будет готов к использованию»? Я, конечно, хочу увидеть больше доказательств, чтобы поверить в это.

Фомам неверующим, цитируемым в «Нью-Йорк таймс», с небрежностью вторят самые высокопоставленные советники президента Дональда Трампа по вопросам национальной обороны и безопасности, министр оборон Джеймс Мэттис и экс-директор ЦРУ Майк Помпео. Назвав объявленные Путиным программы вооружений «гонкой вооружений с самим собой», Мэттис заявил, что Россия «может поглотить все эти деньги», отметив: «это не меняет мой стратегический расчет». Помпео заявил Fox News: «Мы тщательно это отслеживаем». По его словам, «американцы могут быть уверены, что мы хорошо понимаем российскую программу, и убеждены, что американцы продолжают оставаться в безопасности от угроз со стороны Владимира Путина».

Интеллектуальная замшелость, проявленная как Мэттисом, так и Помпео, вызывает беспокойство. Это не так называемые «эксперты», строчащие в «Нью-Йорк таймс» антипутинские повествования, которые стали центральной темой «Таймс» на протяжении многих лет, но довольно серьезные профессионалы, которые приняли в свои руки ответственность за безопасность Соединенных Штатов. Заявления Путина в его Послании не были спонтанным полётом фантазии, а, как он совершенно ясно дал понять, побочным продуктом более десятилетнего целенаправленного намерения противостоять угрозе российской национальной безопасности, исходящей со стороны американских программ противоракетной обороны. Мало того, что Россия не замаскировала свои намерения в этом отношении, она заявила об этом, дабы убедиться, что Соединенные Штаты знают о том, что она делает и почему. В 2007 году Россия намеренно раскрыла детали о тяжелой ракете РС-28 «Сармат», которая занимала значительную часть путинского Послания в 2018 году. Это раскрытие было адресовано ЦРУ в качестве бесполезной попытки заставить США серьезно заняться переговорами по контролю над вооружениями.

РС-28 является прямым потомком тяжелой баллистической ракеты Р-36, более известной по классификации НАТО как SS-18 «Сатана», которая в течение почти 45 лет службы оказывала серьёзное влияние на правила игры с точки зрения американо-российского стратегического баланса. Большой бросок Р-36 (почти 20 000 фунтов) позволил ей переносить либо одну чрезвычайно большую боеголовку в 20 мегатонн, либо 10 разделяющихся боеголовок индивидуального наведения с 500 до 750 килотонн каждая (для сравнения, американские атомные бомбы, использованные для уничтожения японских городов Нагасаки и Хиросима в конце Второй мировой войны, имели мощность в 21 и 15 килотонн соответственно). Когда Р-36 вступила в силу, он дал Советам подлинный потенциал первого удара, способный устранить более 60 процентов американских ракетных пусковых установок и ракетных шахт, сохраняя при этом возможность запуска еще 1000 боеголовок в качестве второго удара, если Соединенные Штаты решатся на ответный удар.

С момента своего создания Соединенные Штаты считали Р-36 единственным наиболее дестабилизирующим стратегическим оружием в советском арсенале, а устранение и / или ограничение его стало центральным элементом американских усилий по контролю над вооружениями. В Договоре СНВ-1 количество развернутых ракет Р-36 сократилось с 308 до 154, а по условиям Договора СНВ-2 весь арсенал Р-36 должен был быть ликвидирован. Однако решение Соединенных Штатов выйти из Договора по ПРО в 2002 году привело к тому, что Россия в ответ отступила от Договора СНВ-2 и таким образом спасла свой арсенал ракет Р-36. Россия планировала, что ракета Р-36 будет удалена через устаревание без какой-либо намеченной замены; это было целью ее переговорной позиции по СНВ-2.

Согласно российскому нарративу, односторонний выход США из Договора по ПРО изменил этот расчёт, что побудило Россию приступить к дорогостоящей программе продления срока службы, дабы оперативная жизнеспособность Р-36 продолжалась до 2020 года. Россия, по словам Путина, надеялась вернуться к значимым переговорам с Соединенными Штатами по контролю над вооружениями, но отказ со стороны американцев отбросить свои планы по противоракетной обороне сделал такие усилия мертворожденными. Российская оборонная промышленность приступила к изучению новых технологий баллистических ракет, которые могли бы преодолеть американскую ракетную оборону в 2004 году; это решение было заявлено публично, как утверждает Путин, в надежде, что Соединенные Штаты осознают опасности, создаваемые такой системой, и вновь вернутся к действенному контролю над вооружениями. Одна из новых исследуемых ракетных технологий, известная как РС-28 «Сармат», была продолжением стареющей Р-36.

РС-28 — это намного больше, чем продолжение стареющей ракеты Р-36 — это, по сути, совершенно новое оружие, подобного которому Соединенные Штаты никогда не видели. «Сармат» сохраняет свой впечатляющий бросок при одновременном снижении его общего веса почти на 50 процентов за счет использования передовых композиционных материалов для ракетного пласта и использования нового типа двигательной установки с жидким топливом — двигателем импульсной детонации PDY-99, что придает РС-28 гипер-ускорение при выводе на орбиту, уменьшая инфракрасную сигнатуру запуска, а также время, доступное американским спутникам раннего предупреждения для обнаружения такого запуска. RС-28 предназначена либо для вооружения 10 750-килотонными маневрирующими боеголовками индивидуального наведения, каждая из которых может уничтожить американскую шахтнуб установку или пусковую установку МБР, либо от 16 до 24 новыми гиперзвуковыми двигателями скольжения, каждый из которых оснащен 150-килотонной ядерной боеголовкой, а также способен поразить любой участок на американской земле. Любая конфигурация предоставляет России средства, позволяющие избежать обнаружения пусков, обойти все системы противоракетной обороны и уничтожить ядерные силы наземных межконтинентальных баллистических ракет (МБР). Короче говоря, с РС-28 Россия обладает реальной возможностью первого удара, которая сводит на нет треть американской ядерной триады.

Вопреки пренебрежительным комментариям секретаря Мэттиса, РС-28 фактически фактически меняет стратегический баланс между Россией и Соединенными Штатами. Более того, Майк Помпео прекрасно знает, что россияне не блефуют. Как Мэттис, так и Помпео трудились под ложным впечатлением, что Россия не могла позволить себе продолжить использовать ракету Р-36, особенно учитывая, что эта ракета была построена на Украине в советские времена, и поэтому российская оборонная промышленность была лишена таких возможностей. RС-28, однако, существует: русские просто перестроили свой собственный потенциал ракетной производства и к 2020 году будут обладать по меньшей мере 50 новыми ракетами. Это реальность, с которой руководству Америки следует считаться в любой будущей политике в отношении Москвы.

Перевод Владимира БУКАРСКОГО

The American Conservative