Союзное государство и ЕАЭС: на что сделают акцент Беларусь и Россия

 

В ходе дискуссии о будущем Союзного государства, которая разгоралась между Россией и Беларусью с конца прошлого года, Минск сделал ряд критических замечаний в адрес ЕАЭС. Главный повод для его недовольства – сохранение внутренних барьеров и препятствий, а также отсутствие общего рынка нефти и газа. Однако отказываться от интеграции в рамках Евразийского союза Беларусь при этом вовсе не собирается, о чем свидетельствуют последние инициативы белорусского руководства по развитию интеграции. Но одним из главных вопросов в сложившейся ситуации остается соотношение интеграционных процессов в Союзном государстве и ЕАЭС.

Зона свободной торговли или союз?


19 марта вице-премьер Беларуси Игорь Петришенко в интервью белорусским СМИ заявил, что назвать ЕАЭС экономическим союзом на сегодняшний день можно с большой условностью, поскольку реально входящие в его состав страны находятся на уровне зоны свободной торговли. Главный повод для его критических замечаний – «привилегированное положение национальных субъектов», которое препятствует построению общего рынка. Привилегии эти, с точки зрения Минска, имеют два негативных момента: сохраняющиеся препятствия для поставок белорусских товаров на рынки ЕАЭС, а также условия закупок на этих рынках нефти и газа. Не имея своих нефтегазовых ресурсов, Беларусь вынуждена приобретать их у других стран ЕАЭС, а для этого, по словам Петришенко, должна продавать им свою промышленную и сельскохозяйственную продукцию.

Но полностью открывать свой рынок страны ЕАЭС пока не готовы, поскольку намерены изменить структуру экономики и поддерживать внутренних производителей.

Кроме того, недовольство Минска вызывает и позиция Евразийской экономической комиссии, которая, как в ходе «молочного» конфликта между Россией и Беларусью, предпочитает оставаться «над схваткой» и предоставляет им возможность договариваться самостоятельно.

Союзное государство vs ЕАЭС


Пикантность ситуации заключается в том, что эта критика Минска в адрес ЕАЭС была высказана на фоне предложений Москвы по углублению интеграции в рамках другого интеграционного формата – Союзного государства России и Беларуси. Прозвучали они 13 декабря в ходе заседания Совета министров СГ в Бресте, после чего активное обсуждение этой темы продолжилось на уровне властных структур, СМИ и экспертного сообщества. Предложения Москвы довольно обширны и включают создание наднациональных интеграционных структур – единого эмиссионного центра, таможни, суда, счетной палаты, предусмотренных договором от 8 декабря 1999 г.

Белорусское видение интеграции в рамках ЕАЭС было уточнено в начале марта.

От формата Союзного государства Минск отказываться не собирается, но развивать его предлагает: 1) на равноправной основе; 2) постепенно переходя к более продвинутым формам финансово-экономического сотрудничества; 3) не создавая новые бюрократические структуры, а наполняя реальным функциональным содержанием уже существующие, в том числе в рамках ЕАЭС.

Главное же, чего хочет Минск – это создание общего рынка нефти и газа, который позволил бы ему закупать углеводороды в России по внутренним ценам, а также получать те же субсидии, которые будут предоставлены российским нефтеперерабатывающим заводам.

«Интеграция интеграций»


И претензии, и предложения Минска по дальнейшему развитию ЕАЭС выстроены именно в той логике, которую предполагает белорусский проект развития Союзного государства. Так, заявление Петришенко о том, что участники ЕАЭС «почти не слышат» авторитетный голос ЕЭК, соответствует принципу придания реальных функций уже существующим интеграционным институтам. А его же ремарка насчет того, что основные выводы в отношении успешности ЕАЭС можно будет сделать лишь после 2025 г., когда будут сформированы общие рынки нефти, нефтепродуктов, газа и электроэнергии, говорит о том, что со стороны Беларуси интерес к евразийской интеграции носит преимущественно «энергетический» характер.

Исчерпанным проект ЕАЭС Минск на данный момент вовсе не считает.

Так, премьер-министр Беларуси Сергей Румас в интервью телеканалу «Россия 24» заметил, что поставленные при создании союза цели не утратили актуальность, хотя и не достигнуты в полной мере. А председатель верхней палаты белорусского парламента Михаил Мясникович в феврале предложил создать специальный фонд ЕАЭС, который финансировал бы научно-исследовательские работы для реализации прорывных проектов в сфере машиностроения, большой химии, электроники, фармакологии, биотехнологий и военной промышленности. Обращает на себя внимание и инициатива по расширению российско-белорусской орбитальной группировки космических аппаратов дистанционного зондирования Земли. В будущем эти проекты создадут индустриальную и технологическую базу евразийской интеграции.

В ближайшее время Минск и Москва продолжат дискуссию о соотношении интеграции в рамках ЕАЭС и Союзного государства, причем белорусская сторона едва ли откажется от особого внимания к устранению торговых барьеров и созданию общих энергетических рынков. Причем если в Минске сейчас больше говорят о развитии ЕАЭС и готовятсоответствующие предложения, то Россия, по-прежнему рассматривающая Беларусь как ключевого партнера, от темы Союзного государства уходить вовсе не собирается. В результате Москва и Минск по-прежнему будут вынуждены искать компромисс, параметры которого пока до конца не ясны.

ЕВРАЗИЯ.ЭКСПЕРТ