Владимир Букарский: «Спящие» внутри Церкви

 

Сегодня многие православные консерваторы пишут о проблеме церковного обновленчества. Иными словами, об опасности внутрицерковного течения, стремящегося приспособить Церковь под современный мир. В частности, речь идёт о переходе Церкви на новый календарный стиль, о переводе богослужения на современный русский язык, о сокращении церковных служб и о многом другом. 

Мне, однако, представляется, что главная опасность в другом, а именно в майданизации Церкви. В попытках использования крупнейшей религиозной общины России в качестве антигосударственного тарана.

Попытки сделать из Церкви революционную силу совершались неоднократно. Церковь была успешно затащена в революцию в феврале 1917 года и измазана в ней (за исключением отдельных стойких иерархов — настоящих подвижников, таких как будущий священномученик Серафим Чичагов). Почти успешно это было осуществлено в годы «перестройки» и развала СССР (казус Глеба Якунина, осуждения действий по восстановлению порядка в Вильнюсе и Москве, и т.д.).

Особенно церковная майданизация явила себя в ходе обеих цветных революций на Украине (один из главных идеологов этого процесса и организаторов украинского раскола о. Кирилл Говорун даже написал на эту тему целую статью — «Богословие майдана»), и в неудачной попытке такой революции в России в 2011 — 2012 гг. Именно тогда практически все церковные модернисты выступили в поддержку Болотной площади. И, как многие вспоминают, на Болотной ждали Патриарха. Думали, что он поддержит московский майдан, как римский папа и католическое духовенство поддержало «бархатные революции» 80-х в Восточной Европе. Под это была подведена и идейная база — скандальный фильм «Царь» Павла Лунгина, где содержалась прямая аллюзия на Патриарха Кирилла и Владимира Путина.

Столкнуть Патриарха и Президента России тогда не удалось. Патриарх встал на сторону народа и Президента, отвергнув соблазн стать знаменем «активного меньшинства». Именно следом за этим последовал и резкий всплеск антицерковной кампании, и саморазоблачение многих церковных «спящих» во главе с протодиаконом Кураевым, и открыто смердяковская деятельность портала «Православие и мир».

Сегодня назревает вторая попытка майдана в России. И важную роль в этом майдане будут играть те, кто не оставил попыток направить Церковь против государства. В связи с этим я напомню о двух коллективках. Сначала на рупоре церковных «спящих» — «Правмире» — было опубликовано письмо в защиту заключённых по «московскому делу» — то есть по выгораживанию боевиков, стремившихся и стремящихся осуществить государственный переворот в России. Это письмо подписали 182 священника, в том числе известные сторонники Болотной, как игумен Агафангел (Белых), иеромонах Димитрий (Першин), священники Александр Борисов, Алексей Уминский, Федор Людоговский, Андрей Кордочкин, Николай Савченко и другие.

Вторая коллективка — это обращение к Патриарху со стороны целого ряда общественников против с призывом не допустить изображения генералиссимуса Иосифа Сталина в соборе Рождества Христова — главном храме Вооружённых сил России. Многие из людей, подписавших это письмо, известны своей патриотической позицией — в частности, организатор украинского Антимайдана, ныне пресс-секретарь ВРНС Юрий Кот, генерал-лейтенант Леонид Решетников, известный публицист и общественный деятель Виктор Аксючиц, оборонявший российский Парламент в 1993 году. Многие известны, как выразители идеи «белого патриотизма» — такие как Петр Мультатули, Евгений Никифоров, Владимир Лавров, Михаил Смолин. Эти идейные наследники генерала Врангеля склонны полностью отрицать весь советский период в нашей истории.

А некоторые известны своей экстравагантной позицией. Например, Елена Чудинова — автор нашумевшей книги «Мечеть Парижской Богоматери» — выступает с открыто экуменических позиций, ненавидит московский период в отечественной истории, собор Покрова на Рву (известного всему миру как Василий Блаженный) она называла «азиатским пряником». Известна она и своей ненавистью к евразийству как философскому течению, к писателям и мыслителям антизападного направления — к Вадиму Кожинову, Александру Проханову и многим другим. Всюду, за каждым углом и под каждым кустом, ей мерещатся «опричнина» и «неосталинизм».

Ещё один подписант, русский националист Егор Холмогоров вместе со своим другом, ныне покойным Константином Крыловым, прославился своим участием в «Белоленточной революции», вместе с либералом Навальным и марксистом Удальцовым. Именно Холмогоров в своём ЖЖ выступал за то, чтобы протест «не растекался на отдельные ручейки». То есть те откровенные предатели, которые спустя два года кричали «Крым не наш!» и «Украина, мы с тобой!» — казались Крылову и Холмогорову меньшим злом по сравнению с Владимиром Путиным и российской государственностью (которую они презрительно именуют «многонационалочкой»).

Один из главных инициаторов этого письма, член Синодальной богословской комиссии Аркадий Малер в дискуссии с автором этих строк открыто отстаивал тезис, что «Россия сама по себе не обладает абсолютной онтологической ценностью». Иными словами — что мир тысячи лет жил и ещё проживёт без России.

Как бы мы ни относились к личности Сталина, именно он возглавлял нашу страну в самый тяжёлый её период. Именно он был Верховным главнокомандующим армии-победительницы, дань заслугам которого в войне отдал в своих мемуарах маршал Георгий Жуков. Именно в этом качестве образ Сталина был представлен на фреске в воинском храме.

Письмо возымело свой эффект: изображение Сталина из храма убрали. Вместе с тем убрали и изображение Президента Владимира Путина, и панно, посвящённое присоединению Крыма к России в 2014 году. Открытые враги России ликовали на волнах «Радио Свобода» и на страницах «Новой газеты», на сайтах «РБК», «Сноб» и «New Times»!

Все эти события наглядно выявили появление «спящих» не только в рядах откровенных церковных либералов, но и среди тех, кто был известен своей патриотической и в целом процерковной позицией. Но эти люди в какое-то мгновение посчитали нужным заявить, что государство, его строй и его стабильность не являются для них абсолютной ценностью. Мы не знаем, кто из них и каким образом будет соблазнён участием в московском майдане. Людей надо вывести на улицы. Неважно под каким предлогом — протеста против «засилья кавказцев», против карантина, против чего-то ещё — и дело сдвинется с мёртвой точки.

Я не утверждаю, что все подписанты двух указанных выше «коллективок» будут жечь покрышки на Красной площади. Но, вне всякого сомнения, очень многих мы увидим там в первых рядах с микрофоном. Совсем рядом с Артемием Троицким, наряженным в презерватив.

И ошибаются те, кто думает, что те, кто искренне и наивно вышел в 2011 году на Болотную, больше не повторит своей ошибки и не встанет в один ряд с либералами. На майдане хватит места всем — и либералам, и фундаменталистам, и антисталинистам, и сталинистам, и геям, а антигеям, и исламистам, и исламофобам. Главное — вывести на площадь максимальное количество массовки, всё остальное произойдёт само собой.

Это потом все они будут кусать себе руки  — уже после победы майдана, когда Православную Церковь (предварительно воспользовавшись ею для расшатывания «режима» и сокрушения государства) объявят «экстремистской» и «террористической» организацией, а их, как фанатиков, отправят в какой-нибудь русский аналог Гуантанамо. Это потом церкви будут сносить или превращать в ночные клубы, как это повсеместно происходит в Западной Европе (но сначала передадут откровенным раскольникам). И какой-нибудь Сергей Худиев напишет очередной слезливый опус о том, что «если бы мы действовали их методами — мы бы победили, но тогда перестали бы быть христианами».

Но сегодня они пока только «печалуются» о судьбах террористов. И возмущаются тем, что невеста Христова стала служанкой государства.

Владимир БУКАРСКИЙ, исполнительный директор Молдавского филиала Изборского клуба, главный редактор медиапортала IZBORSK.MD.