Унионизм/антиунионизм — геополитическая фишка или электоральный трюк?

Унионизм родился не в перестроечные времена и не является новой политической идеей. Он появился в эпоху Модерна, когда начала набирать обороты модная идея государства-нации. В этом смысле идея объединения в случае Румынии мало чем отличается от немецкого или германского случая. После 1812 года, когда Молдова была разделена на две части между Турцией и Россией, эти тенденции оставались неизменными. Другое дело, что они не всегда проявлялись открыто из-за опасений не попасть в опалу к царскому режиму. Это все вещи известные.

Так что после распада СССР абсолютно естественным образом идея унионизма вновь стала частью публичного дискурса. Это были времена политического романтизма. Не стану вдаваться в исторические предпосылки, которые были и продолжают быть трактованы с диаметрально противоположных позиций. На сегодняшний день ситуация такова. Есть несколько политических партий, которые открыто грезят этой идеей.

Законна ли она? С точки зрения права, да. Закономерна ли она? Да, поскольку имеет на то веские исторические и этнолингвистические мотивы. Продуктивна ли она? Нет, поскольку подрывает внутреннюю стабильность в Республике Молдова, мешает решению приднестровской проблемы и вызывает нервные реакции в гагаузской автономии и в русскоязычной среде в целом. Выгодна ли она Румынии? Нет, поскольку эта страна стала колонией США и ЕС, потеряла свою независимость и, не будучи способна решить собственные внутренние проблемы, не в состоянии взвалить на себя и ношу новых территорий.

Известно, что тут происходит перетягивание каната между Москвой и Бухарестом. Кому же все-таки принадлежит Молдова, русским или румынам? Вопрос однозначен: молдаванам, всем нам, гражданам нашей страны, патриотам своей Родины, которые не считают, что рай земной наступит тогда, когда одна из этих двух стран возьмет нас на буксир и осчастливит. Мы не аппендикс и не придаток других государств. И в этом нет ни кичливости, ни предубеждений по поводу нашей национально-культурной исключительности.

Я считаю, что до тех пор, пока наши политические партии, журналисты (и примкнувшие к ним историки и околокультурная публика) не смогут превзойти собственные провинциальные болячки и не перестанут демонизировать Россию и боготворить Румынию, и с симметричной точностью – демонизировать Румынию и боготворить Россию, нам не удастся состояться как полноценное общество и функциональное государство.

На вопрос, кто из двух противоборствующих станов прав, я отвечаю – оба стана одинаково не правы и в равной мере заблуждаются. Кончено, унионистский дискурс (искренний или конъюнктурный) может приводить определенные дивиденды. Как, впрочем, и аниунионистский словесный огонь.  Но дело в том, что оба они в одинаковой мере вредят стране и обществу. И тут возникает самая неудобная дилемма для политиков, служить ли на благо отечества или в пользу количества голосов. А поскольку мы живем в условиях доминирования количества, решение данных политиков однозначно – любой ценой, даже ценою разобщения общества, собрать как можно больше сторонников. Так что, при отсутствии политических программ, способных обрисовать стратегическую перспективу развития страны, гораздо удобнее раздувать фобии и набирать очки на выборах.

Важно заметить, что, как правило,  румынофилы и румынофобы в одинаковой мере далеки от Церкви, от Православия и от  способности понимания глубинных смыслов времени. Поскольку лишь православная перспектива в состоянии помочь обоим лагерям узреть единство веры, принадлежность как румын, так и русских к единой цивилизационной матрице– византийской, а также наличие общих внешних врагов и рисков в лице однополярного американоцентричного глобализма с его духовным, интеллектуальным, экономическим и политическим порабощением всех народов.

Унионизм как пугало для русскоязычных работает на все сто. Он помогает так-называемым левым партиям сплотить свой электорат  перед опасностью «унири». Так что, выходит, что Гимпу, Павличенко и Гуцу работают на своих политических оппонентов. Ситуация работает в том же режиме когда левые клеймят унионистов и Румынию, тем самым раздувая проценты на выборах своих непримиримых врагов-близнецов. Зеркальное отражение работает на всю катушку и на оба стана. Ничего не попишешь. Диалектика. Прямо по Гегелю и примкнувшему к нему Марксу.

Так что, дорогие соотечественники, выбирайте психологическую нишу, где вам  покомфортнее. Хотите за «унирю» — пожалуйста! Хотите против неё – не проблема. А пока мы тут воюем насчет названия языка и по поводу 1812 года, страна успешно идет ко дну по всем параметрам. Вот только жаль,  что право народа на самоуправление так и остается пустым звуком в нашей Конституции.

Помните старый почти философский анекдот: Что раньше было,  курица или яйцо? В нашем случае это звучит примерно так: Что раньше было, Молдова или Румыния? Или: Штефан чел Маре на каком языке разговаривал? Ответ: Сам дурак! Во как!

А поскольку имперский принцип «Разделяй и властвуй!» никто не отменял, вот нас и разделяют из-за бугров (которых не менее двух), играя на наших инфантильных порывах.

 

(продолжение последует обязательно).