Виктор Мараховский: Минутка повелителей вселенной

 

Знаете, ув. друзья, если символом времени обычно назначают что-нибудь вращающееся (колесо, солнечные символы, закрученную спираль), а символом вечности круг или уробороса, то есть нечто замкнувшееся в себе, — то символом человеческой истории я предложил бы сделать саманный кирпич.

То есть прямой параллелепипед из глины, смешанной с измельчённым тростником (про тростник — это ещё в лучшем случае, часто особо прагматичные древние люди использовали коровьи лепёшки — чтоб растение послужило человеку дважды). Созданный из того, что в буквальном смысле валяется под ногами, высушенный солнцем и ветром, размноженный и сложенный в здания, которым, возможно, предстоит развалиться через двадцать лет — а возможно и простоять тысячелетия. Как повезёт.

Живой символ истории же.

Так вот, к чему я вспомнил саманный кирпич. Завтра будет саммит Большой Двадцатки, из-за вируса проводимый в формате видеоконференции. За столом в креслах где-нибудь в Женеве будут возникать голубоватые голограммы мировых лидеров и трещать между собой. И по этому поводу в интеллектуальных американских изданиях стоит алёнушкин плач. Ламентация посвящена «ой-ой, из-за этой эпидемии мы совсем теряем мировое лидерство, как жить-то теперь».

Всем современникам кажется жутко серьёзным их мировое лидерство.

Тут нельзя на вспомнить, конечно, Лугаланнемунду, императора всей вселенной.

Нет, серьёзно. Он был повелителем всех двадцати или тридцати крупных городков вселенной и тысячи-другой деревень вселенной. В крупнейших мегаполисах вселенной жило тогда по 5-6 тысяч человек, подумайте только. В великолепных дворцах (из саманного кирпича, естественно) таились несметные богатства: овцы, свиньи, даже коровы. Множество запасов: чечевица, горох, финики, ячмень и пшеница. Всё такое.

Лугаланнемунду управлял «четырьмя четвертями света», то есть прямо от кедровых лесов на севере до моря на юге. Это было всего-то четыре с половиной тысячи лет назад в Месопотамии. Нам сейчас, возможно, ржачно слышать о величии человека, которому приходилось даже каждый раз, когда он желал выпить чаю, по четверти часа ждать кипяточку, и выступать засветло, если он желал попасть к вечеру в селение в 25 километрах от его дворца (тогда ещё даже верховых лошадок не было). Но современники воспринимали всё с убийственной серьёзностью.

Через тысячу лет эрудитами будут те, кто правильно назовут страну, которой правил Гитлер, и смогут пояснить, почему Путин не подружился с Наполеоном. В наше время действительно нужно руководить какой-нибудь страной не меньше двадцати лет, чтобы будущее тебя вообще заметило.

ТГ-КАНАЛ ВИКТОРА МАРАХОВСКОГО