Возвращение Великих Времен

 

16 апреля 2019 года газета Washington Post опубликовала статью Брэндона В. Хока под названием «Почему такие ультраправые националисты, как Стив Бэннон, перенимают русскую идеологию, и Как его средневековые фантазии искажают историю в его интересах». Статья полностью посвящена мне и влиянию моих идей на американские консервативные и альт-правые круги, включая ведущего нонконформистского идеолога, Стива Бэннона, а через него и на самого Трампа.

Из-за полного искажения моих реальных взглядов, крайне низкого уровня полемики и изобилия лжи и оскорблений (как обычно), поначалу я решил позволить этой атаке пройти в тишине, как я обычно и делаю в подобных случаях. Это чистая либерально-тоталитарная пропаганда, борьба с химерами, которую она создает искусственно, без связи с реальностью.

Современный либерализм — это абсолютно тоталитарная идеология, которая работает в советском / геббельсовском стиле и теми же методами: тот, кто бросает вызов либеральному глобалистскому нарративу, является либо «фашистом», либо «коммунистом». Я действительно бросаю вызов либеральному глобалистскому нарративу, и в глазах пропагандистов я не вписываюсь в коммунистический имидж (разве что «неосталинист», как меня часто называют). Поэтому меня называют «фашистом», а в придачу — «расист», «антисемит», «империалист», «гитлер» и так далее.

Вы можете так выстроить эту логику:

  • Мистер Х против либерального глобализма. Мы ничего не знаем о нем или его идеях.
  • Но тот факт, что г-н Х является антилиберальным и антиглобалистским, означает, что он должен быть либо коммунистом, либо фашистом.
  • Если г-н X неоднократно упоминает в своих текстах такие слова, как «социальная справедливость» и «капитализм» или имена «Че Гевара» или «Маркс», он наверняка является коммунистом, поэтому давайте нападать на него с помощью Оруэлла, Солженицына, преступлений ГУЛАГа и Пола Пота. Кровавый коммуняга.
  • Если г-н Х использует термины «традиция», «семья», «люди», «Шмитт» или «Хайдеггер» — он наверняка нацист и несет личную ответственность за Холокост и массовые убийства.

Всего за несколько слов г-н Х раздавлен, приговорен и казнен. Ни суда, ни следствия, ни законной защиты, ни надлежащего допроса, ни расследования. Все чисто. Мистер Х так же хорош, как мертвый. Добро пожаловать в либеральную тоталитарную антиутопию. Назад к Оруэллу.

Статья Брэндона В. Хока написана именно в таком стиле. Он не демонстрирует никакого знания моих работ и даже не проявляет к ним интереса. Он просто говорит о том, что г-н Дугин против либерального глобализма (да, это правда) и что на одном случайном сайте (а их так много, что бОльшая часть создается и поддерживается лицами, совершенно неизвестными – как друзьями, так и троллями, и недоброжелателями) есть иллюстрации, представляющие европейское Средневековье, в том числе Нотр-Дам-де Пари до пожара.

Упоминается слово «традиция» (иногда с большой буквы «Т»), а также имена Карла Шмитта и Хайдеггера. Больше никаких сомнений: он нацист. Он поддерживает Путина? Прекрасно — он «путинский нацист». Опасный? Наверняка как Майло Яннопулос, а может и больше (потому что есть еще и ядерное оружие). Брэндон В.  Хок почти закончил свою статью. Что же еще? Ах! Бэннон же вернулся, и Трамп принимается за кампанию для второго срока. Тогда пусть это будет путинское нацистское влияние на Бэннона и Трампа. Тогда они нацисты и находятся в руках Путина – отлично. А отчет Мюллера какой-то неправильный. Нужно новое расследование! Вот, теперь все отлично вписывается.

The Washington Post охотно печатает статью. Счастливый маленький либерал геббельсовского пошива Брэндон В. Хок хорошо справился со своей работой. Заговор о восстановлении злой средневековой империи через путинский нацистский и дугинско-бэнноно-трамповский сговор становится неоспоримым фактом. Текст, написанный идиотом и опубликованный в журнале для идиотов, готов. Ничего личного — просто идеологическая война. Либерализм и глобализм защищают себя и нападают на «врагов открытого общества» — такова оригинальная программа Поппера / Сороса. Лги, лги, лги громко и гордо, и они подчинятся твоим авторитарным приказам.

Вот несколько иллюстраций этой лжи и моих ответов:

«Российский политический аналитик и современный фашист Дугин»

— Я скорее антифашист, и я объясняю это на сотнях страниц моей книги «Четвертая политическая теория», которая, будучи антилиберальной, антикоммунистической и антифашистской, запрещена на Amazon, — угадайте, почему?

(Я дам вам подсказку — Джеффри Престон Безос, владелец The Washington Post, является одновременно генеральным директором и президентом Amazon. Кажется, сервис доставки — это такое же идеологическое оружие, как и пресса)

«Его евразийская идеология основана на фундаменталистском религиозном национализме»

— Я убежденный антинационалист, потому что нация — это современный, капиталистический, искусственный конструкт (я согласен здесь с Гелльнером и Бенедиктом Андерсоном насчет понятия «воображаемое сообщество»), и я против модернизма, буржуазии и капитализма (будучи немарксистом и антикоммунистом, потому что это Модерн, а я против Модерна).

«Его веб-сайт изобилует средневековыми образами и иконографией: множество изображений икон святых, византийских мозаик, рукописей и церковной».

— Может быть, это и так, но я не могу вспомнить, на каком именно сайте. Но что, это и есть преступление? Это причина называть меня фашистом?

«Его взгляд на Римскую империю и средневековую Европу восхваляет белый монолитный христианский национализм».

— Я антирасист. Это мое глубокое и сильное убеждение. Я считаю, что раса — это искусственное творение современности. Евразийство, которое я действительно отстаиваю, отдает должное смешанной идентичности русского народа и позитивной роли татар и других туранских этнических групп в российском обществе. В моих работах нет слов о «торжествах монолитного белого, христианского национализма». Это может быть в случае американских или европейских националистических движений, но не имеет ничего общего с моими собственными идеями. Еще раз, я категорически против всех видов национализма — «христианский национализм» звучит для меня совершенно бессмысленно.

«Дугин, Бэннон и другие правые фундаменталисты используют расистский термин «иудео-христианин».

— Я никогда не использую термин «иудео-христианин». Стив Бэннон — да. 50 000 000 американских евангелистов также делают это. Но теоретически, как религиозный термин, который подразумевает христиан (без намека на этническую принадлежность) и евреев, может быть «расистским»? Таким образом, 1/6 американского населения по этой «логике» являются «антисемитами»… Странно.

«Кроме того, между Дугиным и Дэвидом Дюком, Майло Яннопулосом, Стивеном Миллером и даже президентом Трампом есть связь».

— Дэвид Дюк однажды подошел ко мне в русском музее, быстро сделал селфи, прежде чем я узнал его (прежде я с ним не был знаком), и сразу же исчез. Мы не обменялись ни одним словом. Ко мне часто так обращаются на улицах разных городов мира. Я полагаю, что есть тысячи таких селфи. Я знаю Майло Яннопулоса по Facebook и телешоу Алекса Джонса. Он забавный. Мне нравится его способ троллинга либералов, которые выглядят совершенно глупо на его фоне. Может ли факт, что мы обратили внимание на какое-то интервью с Майло Яннопулосом в Интернете, считать «связью»? В тоталитарном обществе, конечно, да. Большой брат следит за тобой. Ну хорошо.

— Последний вопрос: кто такой Стивен Миллер? Кажется, я что-то упустил. «Связи», кажется, это единственное мощное словцо супергероя Брэндона В. Хока, отважного борца с фашистами, Капитана Америки против Доктора Зла.

— «И даже президент Трамп».

Да, конечно, — спросите у мистера Мюллера с его отчетом.

Эти цитаты помогают понять качество знаний и уровень объективности автора и The Washington Post. Ничего особенного.

Но я решил ответить на эту идиотскую пропагандистскую, либерально-глобалистскую предвзятую атаку (я полагаю, не столько против меня, сколько против Бэннона и Трампа) не для того,  чтобы защищаться от ложных обвинений — я понимаю, насколько бесполезны протесты в тоталитарной глобальной Системе, когда либеральная ложь — это дискурс власти. Причина совсем в другом.

Причина такова: я согласен с Брэндоном В. Хоком в главном. Я люблю Средневековье и ненавижу современность. Для меня Просвещение – абсолютно ложно, а Современная наука и более широкое современное «научное» мировоззрение основано на лжи. Я верю в Бога, Ангелов и Святого Духа, а не в Декарта, Ф. Бэкона или Эйнштейна. Я думаю, что Платон и Аристотель были абсолютно правы, а их атомщики-хулители абсолютно неправы. Я уверен, что Отцы Церкви являются носителями абсолютной истины и что Современная философия — это влияние ума падшего Ангела — сатаны. Я уверен, что Апокалипсис близок, и я рассматриваю либерализм и глобализацию как явные признаки приближающегося антихриста и конца времен. Я традиционалист и последователь русских славянофилов, Достоевского, Соловьева, различных русских религиозных философов и монархистов. Я очень ценю идеи Рене Генона и Юлиуса Эволы. Я полностью за Античность и Средневековье, и совершенно против Современности во всех ее формах. Таким образом, у меня есть антимодернистское и антизападное (поскольку современность и Запад означают одно и то же) мировоззрение, и я рассматриваю современность как катастрофу и упадок Запада. С философской точки зрения, я согласен с Хайдеггером в том, что современность основана на забвении Бытия, и я призываю думающих людей пробудиться к новому открытию Бытия. Я рассматриваю искусственный интеллект как заключительную персонификацию das Man (или Gestell) и считаю его Антихристом, или одной из его голов.

Я за восстановление Священной Империи — Римской для Европы и Византийской для России. В то же время мне нравится идея об автономных, самоуправляемых сельских коллективах — поэтому Империя должна быть в некотором роде полицентричной и федеральной, а не централизованной и националистической. Я отвергаю расу и принимаю религию как глубинную идентичность, которую нужно защищать. Будучи православным христианином, я испытываю большую симпатию к другим традиционным религиям — исламу, индуизму, буддизму, некоторым традиционным антимодернистским ветвям иудаизма (таким как Naturei Karta). Я также восхищаюсь священной китайской цивилизацией. Я надеюсь, что все это вернется. Я действительно сторонник Возвращения Великих Времен или Средневековья — Средние века являются отражением Вечности, а не прошлого. Так что Средневековье всегда возможно. Это не вопрос времени, это вопрос выбора.

В России есть люди — в разных слоях общества — которые согласны со мной. Есть и другие, гораздо более многочисленные, которые против меня. То же самое и в зарубежных странах. Есть традиционалисты в Европе, США, исламском мире (прежде всего в Иране и Турции), Китае, Индии, Латинской Америке и Африке, которые разделяют этот подход. Очевидно, что абсолютное большинство — нет. И это неудивительно. В нынешние времена большинство находится под гипнозом антихриста (глобализм, либерализм, объектно-ориентированная онтология, искусственный интеллект и т. д.). Я счастлив, что есть люди, движения и порой высшие политические лидеры, которые разделяют традиционалистское видение –  частично, прагматично или — что очень редко — целиком. Я знаю, что в США есть такие люди — в основном среди сторонников Трампа. Я счастлив за это. И так и должно быть: последняя битва не проходит лишь в национальных границах. Это событие человечества, всей истории человечества.

Сам Dasein борется с Das Man (как недостоверной формой существования Dasein), чтобы разрешить вопрос «Быть ​​или не быть?».Это и есть разделительная линия. Это не вопрос старых идеологий (либерализма, коммунизма или фашизма) или войны между народами, религиями, «расами» и цивилизациями. Это вечность против времени. Это Абсолют против Относительности, притворяющейся абсолютной. Платон-Хайдеггер-Генон против Эпикура-Декарта-Поппера. Это Священное против Профанного.

Это Средневековье, за которое я выступаю: вечное Средневековье в вечной борьбе против Современности. Это Четвертая Политическая Теория — ни коммунизм, ни фашизм.

Я решительно отвергаю те вещи, которые я не признаю и которые я официально и неофициально отрицаю (расизм, национализм, империализм, колониализм, ксенофобия и т. Д.). В то же время я могу быть признан защитником и сторонником традиционализма, консервативной революции и возвращения Средневековья («Новое Средневековье» было диссертацией русского религиозного философа Николая Бердяева). Учитывая мои пояснения, я могу принять тезис Брэндона В. Хока в Washington Post.

Вернемся к Бэннону, Трампу и Путину – разделяют ли они такое же отношение к структуре человеческой истории? Таков ли их консерватизм? Традиционалисты ли они? Давайте спросим их самих. Может да, может нет. Но несомненно то, что идея возвращения великих времен сейчас довольно серьезна. Это главное, что обсуждается в одном из главных глобалистских журналов. Если не принимать во внимание все глупые обвинения, статья Брэндона В. Хока точна и корректна, поскольку констатирует, что в мире существует два лагеря: их и наш. Настоящая борьба происходит внутри наших обществ, а не между ними. Может быть, некоторые серьезные американцы действительно думают так же и хотят Великого возвращения. Я уверен, что есть такие люди и в Кремле, и в Пекине, и в Анкаре, и в Тегеране, и в столицах Европы, и в Латинской Америке. Некоторых из них я знаю, но о большинстве из них имею представления. Но, тем не менее, мы находимся на той же стороне Эсхатологической Финальной Битвы. Есть ли такие люди в США? Должны быть. Где бы ни был человек, там присутствует Dasein. Dasein решает — возможно, в последний раз в истории (в онтологической истории — Seynsgeschichte), будет ли выбор ошибочным.

Поэтому, когда Брэндон В. Хок говорит: «В общем, Дугин считает, что «альтернативой понятию либерализма является «возвращение в Средневековье»,— он совершенно прав. Да, я верю именно в это.

Брэндон В. Хок продолжает: «Такие идеализации Средневековья используют идею прошлого, а не настоящее, в интересах своих современных политических проектах».Но здесь Брэндон В. Хок делает вид, что я имею дело лишь с «идеализацией Средневековья», а на самом деле именно он знает «реальность». То же самое в следующем предложении: «И все же его представления имеют мало общего с настоящим Средневековьем».

Мистер Брэндон В. Хок делает вид, что точно знает, что такое «настоящее Средневековье», и отрицает качество моих понятий. Есть ли аргументы? The Washington Post с гордостью представляет … еще раз тоталитарный аргумент.

Далее следует: «Дугин идеализирует вымышленную версию Средневековья… Дугин имеет дело с «вымыслом», а Washington Post знает «реальность». Конечно…

И, наконец, ремарка о том, что «это вера в мифы, построенные на плохой истории». Очевидно, «плохая история» — это любая версия истории, которая не совпадает с либеральным дискурсом глобализма.

Но эти детали не имеют значения. Чтобы быть опубликованным в The Washington Post, вы обязаны осудить «нацистов», «агентов Путина» и «плохих парней», имеющих дело с «неправильными мифами» и «искаженными понятиями». Вы не можете показать хоть какие-либо положительные черты в «плохих парнях» — они ужасны и отвратительны во всех смыслах. N’est-ce pas, доктор Геббельс? Это же необходимая формула.

Но суть в другом — в основной идее статьи. Эта идея верна. Современность приближается к своему концу. Настало время для глобального пересмотра Современности в целом. Умеренный консерватизм больше не действует. Он исчерпал себя. Либо мы падаем в пропасть, либо мы помним, как человек летит с крыльями души. Любой компромисс между либеральным акселерационизмом и умеренно-умеренным консерватизмом окончен. Остались только радикальные решения. Если мы увековечим логику Модерна и частично Постмодернизма, мы будем уничтожены и заменены постчеловеческим видом. Вместо того, чтобы принимать решение о торможении или замедлении, нам нужно пересмотреть все направление, в котором мы движемся. Проблема не в скорости. Проблема в направлении.

Проект Нового Средневековья решительно утверждает: ошибка была допущена на заре Современности. Мы не можем спасти ситуацию без радикального пересмотра западноевропейского решения войти в современную эпоху и Просвещение. Это было ошибкой и разрывом со Священной Традицией. Это было источником кризиса современного мира и началом царства количества (Генон).

Современность закончилась, и на ее внутреннем горизонте ничего нет. Мы приглашены преодолеть этот горизонт. Это означает Новое Начало. Великое Возвращение. Это уже не только философская забота. Это главная проблема мировой политики. Так что спасибо, Брэндон В. Хок. Вы затронули суть вопроса. Давайте перейдем к Новому Средневековью.

ГЕОПОЛИТИКА