Юрий Лянкэ — самый крупный спойлер?

лянкэИзбирательная кампания по выборам президента только стартует, а в предвыборном списке уже сложилось чёткое позиционирование кандидатов на президентский пост. У нас есть “Гарант стабильности” – кандидат власти Мариан Лупу. “Народный президент” – председатель ПСРМ Игорь Додон. “Кандидат одного указа” – выдвиженец “Нашей партии” Дмитрий Чубашенко. “Президент унири” – председатель ЛП Михай Гимпу. “Борец с преступным режимом” – лидер Партии “Платформа Достоинство и Правда” Андрей Нэстасе. “Кандидат еще одного шанса” (она же в интерпретации «левой» оппозиции – “кандидат Госдепа”) — Майя Санду.

Бывший премьер-министр Юрий Лянкэ (№3 в списке зарегистрированных кандидатов) позиционирует себя как флагман европейской интеграции и даже контролёр этого процесса. На прошлой неделе он потребовал, чтобы все претенденты на президентский пост пообещали продолжить движение на Запад и поклялись не расторгать Соглашение об ассоциации с ЕС. В экспертном сообществе тем временем называют Лянкэ самым крупным спойлером нынешней предвыборной гонки.

Политический дрейф Лянкэ

Весной 2015 г., когда Юрий Лянкэ объявил о своём выходе из ЛДПМ и запуске нового, “альтернативного” проевропейского политического проекта, некоторые восторженные политические аналитики предсказали экс-премьеру блестящее политическое будущее. Как говорил тогда политический аналитик, заведующий кафедрой истории и международных отношений ULIM Михай Черненку, у Юрия Лянкэ “очень большие шансы на успех”. Более того, Черненку назвал экс-премьера “настоящим явлением”: “Опросы показывают, что Юрий Лянкэ продолжает удерживать самый высокий рейтинг среди политиков, хотя и не занимает пост премьер-министра. Это настоящее явление, поскольку ни один бывший молдавский премьер не смог сохранить столь высокий рейтинг после ухода с должности.

Это объясняется тем, что Лянкэ пользуется авторитетом среди населения”. Эксперты поосторожнее оценивали шансы на успех нового политического проекта как 50:50. С одной стороны, их смущало отсутствие лидерских качеств и харизматичности у провозгласившего себя единственным проводником европейского курса Юрия Лянкэ, из-за чего он мог очень быстро растерять свой высокий рейтинг, лишившись высокого государственного поста. А “месить грязь в районах”, как выразился тогда один из политологов, — это не стиль Лянкэ, который “привык с бокалом вина вести неспешные переговоры в Брюсселе”.

С другой стороны, для создания альтернативной проевропейской партии к тому времени сложились все необходимые предпосылки: страна (не без активного участия того же Юрия Лянкэ, который был “просто премьер-министром”) пребывала в состоянии финансового кризиса, росло народное недовольство, западные партнёры ограничили свою помощь официальному Кишиневу. Так что идея создания правой альтернативы к весне 2015 г. лежала на поверхности, нужно было её только грамотно воплотить. Юрий Лянкэ с этой задачей не справился, что показывают результаты социологических опросов. Если осенью 2015 г., по данным американской некоммерческой организации Международный республиканский институт (IRI), рейтинг Лянкэ составлял 17%, а его партии – 12%, то уже через полгода (апрель 2016 г.) эти показатели опустились до 6% и 4% , соответственно, подтвердив слова политического аналитика Игоря Боцана, сказанные им весной 2015 г., при запуске политического проекта Юрия Лянкэ: “У людей есть определенные ожидания, но никто не может гарантировать, что эти ожидания направятся точно в сторону политформирования г-на Лянкэ”.

Как итог: уже к августу 2016 г. от альтернативности и оппозиционности Европейской народной партии бывшего премьер-министра не осталось и следа. 29 июля Юрий Лянкэ подписал Соглашение о “национальном партнёрстве” с правящей коалицией и получил символическую должность председателя парламентского совета по европейской интеграции.

В экспертном сообществе назывались разные причины такого странного и заведомо непопулярного у электората дрейфа ЕНПМ в преддверии президентских выборов: властям перед выборами нужно было продемонстрировать партнёрам по развитию свою демократичность и сотрудничество с оппозицией, а на Лянкэ в связи с “делом о миллиарде” было легко надавить и привлечь к сотрудничеству; у бывшего премьер-министра имеются наработанные связи за рубежом – это могло бы помочь в привлечении дополнительных средств в страну; властям нужно было сорвать выдвижение единого кандидата в президенты от «правых» и т.д.

Так или иначе, на выборы 30 октября кандидат в президенты Юрий Лянкэ идёт с имиджем зависимого политика и человека, связанного определенными обязательствами с нынешней властью.

“Человек слова”

Запуская свой политический проект, Юрий Лянкэ сделал сразу несколько тактических ошибок. Так, неосторожная фраза, произнесенная в эфире Jurnal TV в феврале 2015 г. по поводу BEM-а и концессии Кишиневского международного аэропорта, “Я был просто премьер-министром”, подтвердила зависимый статус политика и с тех пор активно используется оппонентами бывшего премьер-министра.

Как сказал недавно один из политических комментаторов, явно намекая на то, что Юрий Лянкэ и на посту президента будет столь же не самостоятелен в своих решениях, “до сих пор Лянкэ был “просто премьер-министром”, а теперь хочет стать “просто президентом”. Запуская свою предвыборную кампанию, кандидат от ЕНПМ допустил очередные просчёты. “Я человек слова и сделаю всё, что пообещал”, — заявил Юрий Лянкэ при подаче собранных в его поддержку подписей в Центральную избирательную комиссию.

Судя по всему, эта фраза станет его предвыборным слоганом. На странице Лянкэ в Facebook-е уже размещен рекламный баннер: “Я пообещал либерализацию визового режима – я это сделал! Я пообещал подписание Соглашения об ассоциации с ЕС – я это сделал!”.

Однако если покопаться в истории обещаний экс-премьер-министра и экс-министра иностранных дел, то далеко не всегда взятые им обязательства совпадали с реальными делами. Например, в 2011 г. Юрий Лянкэ обещал, что Республика Молдова получит либерализацию визового режима с ЕС до конца 2012 г., в противном случае он уйдет в отставку. Безвизовый режим был введен только в апреле 2014 г. “Мне стоило быть осторожнее и не делать прогнозы. Со временем я стал более зрелым”, — признал Лянкэ полгода спустя.

Прошение об отставке с поста министра иностранных дел он, правда, подал, но все прекрасно понимали, что это был чисто символический жест, и снимать его с должности никто не собирается.

Перед парламентскими выборами 2014 г. Юрий Лянкэ в должности первого вице-председателя ЛДПМ пообещал избирателям, что в 2015 г. Молдова подаст заявку на вступление в Европейский союз, до конца 2017 г. получит статус страны-кандидата на вступление, а в 2020-м станет полноправным членом европейского сообщества.

Перед президентскими выборами Лянкэ опять говорит про подачу заявки на вступление, но уже называет новые сроки — “до 2018 г.”. К такому выводу политик пришёл после встреч с европейскими чиновниками во время недавних визитов в Брюссель и Берлин.

На днях кандидат в президенты от Европейской народной партии отправил запрос в Центризбирком, в котором попросил ЦИК разрешить молдавским гражданам за рубежом голосовать 30 октября, в том числе и на основании паспортов с истекшим сроком действия, потому что “в настоящее время за рубежом находятся 900 тыс. — 1 млн граждан РМ, половина из которых имеет статус постоянных мигрантов”.

А ведь еще недавно, будучи премьер-министром, Юрий Лянкэ утверждал, что данные о нахождении молдавских граждан за пределами страны в значительной мере завышены, и на самом деле за границей находится не более 650 тыс. наших соотечественников, 370 тыс. из которых работают за рубежом на постоянной основе.

В случае своего избрания на пост главы государства Юрий Лянкэ обещает активизировать реформы в юстиции, пригласить в Молдову миссию европейских специалистов для оказания консультационной помощи и давления на Кишинев, “чтобы правосудие было реформировано”, в полной мере использовать внешнюю поддержку и т.д. То есть, став президентом, Юрий Лянкэ обещает сделать то, что так и не сделал, когда был “просто премьер-министром”, хотя обладал куда более широкими полномочиями и возможностями для этого.

Особая” миссия Лянкэ

В экспертном сообществе говорят, что избирательный потолок Юрия Лянкэ на выборах 30 октября будет находиться в зоне его рейтингов — 5-8%. Хотя, как отмечает политический аналитик Игорь Боцан, учитывая 30-40% неопределившихся граждан, у кандидата от ЕНПМ “имеется определенный потенциал для роста”.

Тем не менее, уверено большинство экспертов, второй тур Юрию Лянкэ однозначно не светит.

Политолог Богдан Цырдя считает, что на президентских выборах у бывшего премьер-министра совсем другая миссия: “Г-н Лянкэ никогда не состоял в особой оппозиции к Демократической партии, хотя одно время и говорил о своей оппозиционности. Ну а после подписания соглашения о “национальном партнёрстве” с правящей коалицией, он стал восприниматься, как человек власти. И не важно, по какой причине Лянкэ это сделал – вынудили/ не вынудили. Он подписал определенный пакт, вошел во власть, получил должность и обязался выполнять определенные функции – очищать имидж властей за рубежом, просить денег и т.д.”.

В ходе нынешней предвыборной гонки, по мнению Богдана Цырди, перед Юрием Лянкэ поставлены две задачи. Во-первых, по максимуму критиковать лидера «левого» политического сегмента Игоря Додона, что г-н Лянкэ сейчас с успехом и делает. Во-вторых, “рвать голоса у лидера Платформы DA Андрея Нэстасе, чтобы потом, во втором туре, призывать голосовать за кандидата власти Мариана Лупу».

Этим же будет заниматься и большинство других кандидатов правого сектора, но Юрий Лянкэ, «наверное, будет самым крупным спойлером нынешней электоральной кампании”. “Хотя кандидат в президенты Юрий Лянкэ и провозгласил себя человеком слова, активно пытается обелить свой имидж, обещает бороться со “схемами”, привезти в страну миссию европейских экспертов в области правосудия, добиться вступления Молдовы в Евросоюз, всем очевидно, кто, будучи “просто премьер-министром”, сдал BEM и Кишиневский аэропорт, подписал документы по миллиарду, способствовал фактическому уничтожению одной из партий власти – ЛДПМ.

Так что именно Лянкэ в значительной степени повинен в усилении олигархической власти, феномена «захваченного государства» и в том финансовом положении, в котором сейчас находится Молдова”, — считает Богдан Цырдя.

Ксения Флоря

Источник: noi.md