Заявление епископов Болгарской Православной Церкви по украинскому вопросу

 

Три епископа Болгарской Церкви опубликовали заявление по поводу действий Константинополя в Украине. Иерархи считают, что действия Константинопольского Патриархата на канонической территории УПЦ могут привести к глобальному расколу в мировом Православии.

 

4 октября 2018 во время очередного заседания Священного Синода Болгарской Православной Церкви его членами был рассмотрен вопрос о тревожной ситуации, сложившейся в результате действий Константинопольской патриархии на канонической территории Украинской Православной Церкви.

Члены Священного Синода БПЦ: митрополит Ловчанский Гавриил, митрополит Варненский и Великопреславский Иоанн, а также митрополит Видинский Даниил выступили с призывом рассмотреть данный вопрос на Всеправославном Соборе.

Публикуем перевод полного текста обращения иерархов.

Руководствуясь нашей иерархической совестью мы имеем следующие соображения:

Во-первых, следует отметить несоответствие между указанными Вселенским Патриархатом мотивами для одностороннего вмешательства в дела местной Православной Церкви и тем, что действительно происходит в данный момент в результате этого вмешательства. Было заявлено, что цель такого вмешательства – преодоление раскола, который существует среди православных людей в Украине. Однако уже на этом этапе верующие, исповедующие свое духовное единство с канонической Украинской Православной Церковью Московского Патриархата терпят насилие и даже жертвы. Мы задаемся вопросом – что же будет с этими людьми, если результатом заявленных намерений Константинополя, на территории Украины будет установлена иная каноническая Православная структура, наряду с канонической Украинской Православной Церковью Московского Патриархата?

Забыли ли мы, что побудило государственные органы вмешиваться в дела Болгарской Церкви во время скорбного разделения в 1992-2004 годах? Как некоторые храмы, монастыри, производства и финансы нашей Православной Церкви были захвачены раскольниками с помощью политических властей того времени. Кто возьмет на себя ответственность за всех тех людей, чья жизнь окажется под угрозой в Украине, когда они станут на защиту священных храмов и монастырей? Когда будет отменена регистрация нынешнего имени канонической Православной Церкви, к которой они принадлежат, ведь об этом уже сейчас открыто говорят политики в Украине?

Кто возьмет на себя ответственность за всех тех людей, чья жизнь окажется под угрозой в Украине, когда они станут на защиту священных храмов и монастырей?

Мы вспоминаем слова приснопамятного митрополита Неврокопского Нафанаила, сказанные миру на Всеправославном Соборе в 1998 году: «Интересно, чей я священнослужитель? Политической власти или Церкви? Я часто говорю, что я стал священнослужителем, чтобы слушать рясу, а не штаны. Но мы, клирики, не вмешиваемся в политику и не хотим, чтобы они вмешивались в церковные дела» (из решений Собора 1998 года в Софии).

Во-вторых, для нас особенно неприятно видеть глубокое несоответствие между оправданием Константинопольским Патриархатом своих действий и существующим тысячелетним каноническим порядком Православной Церкви. Извлекаются документы, касающиеся передачи или не передачи юридикционных прав от Константинопольского Патриархата Московскому с более чем трехсотлетней давностью. Московский Патриархат обвиняется в захвате прав юрисдикции над Киевской митрополией. В то же время заявляется об этих нарушеных правах спустя более, чем триста лет после появления соответствующих документов. Такие споры по территориям и правам юрисдикции в них тех или иных православных епископов, возникли не сегодня.

Особенно важно помнить о 133-м правиле Карфагенского Собора 419 года, в котором указывается, что срок, в который разрешено рассматривать претензии в отношении территориальной юрисдикции епископа – три года. Правило 17 Четвертого Вселенского Собора и идентичное Правило 25 Шестого (Трулльского) Вселенского Собора установили срок давности для споров о присоединении приходов к епархии законного епископа в тридцать лет.

Здесь же срок давности около 300 лет. Нужно ли вспоминать, что за более чем тысячелетнюю историю отношений между Болгарской Православной Церковью и Вселенским Патриархатом, а также другими Автокефальными Церквями на Балканах, границы епархий любой из них, и даже принадлежность целых епархий той или иной из этих Поместных Церквей менялись много раз, в соответствии с превратностями исторических событий и изменением границ государств, в которых находилась соответствующая Церковь. Означает ли это, что теперь можно пересматривать юрисдикцию над территорией, например, древней Месемврийской епархии? Частью какой Поместной Церкви на Балканах она является?

Как указано в недавнем письме Его Святейшества Сербского патриарха Иринея Вселенскому Патриарху: «В священном каноничном предании и практике Церкви существует кроме того еще и критерий древности, „древние обычаи” (8 Правило Третьего Вселенского Собора), который распространяется на церковные отношения, о чем такой выдающийся канонист как вы, знает лучше, чем наше смирение» (письмо от 13 августа 2018 года). То есть, установления, которые были приняты всеми Церквями на протяжении веков, не могут быть отменены или оспорены одной Поместной Церковью (в данном случае Константинопольской), какими бы ни были мотивы для этого. Заявленные претензии Константинопольского Патриархата о своей юрисдикции над Киевской митрополией означают буквально удар по единству Православной Церкви.

Установления, которые были приняты всеми Церквями на протяжении веков, не могут быть отменены или оспорены одной Поместной Церковью (в данном случае Константинопольской), какими бы ни были мотивы для этого. Заявленные претензии Константинопольского Патриархата о своей юрисдикции над Киевской митрополией означают буквально удар по единству Православной Церкви.

По нашему мнению, уместно в данном случае вспомнить некоторые заявления патриарха Варфоломея по этой теме, звучавшие в прошлом. В своем письме от 11 июля 1995 года Константинопольский Патриарх Варфоломей пишет к Патриарху Московскому и всея Руси Алексию ΙΙ следующее:

«В этой связи мы хотим Вас уверить, что включение украинских общин (в диаспоре, за пределами России и Украины) в канонический порядок Православной Церкви через принятие их под омофор Вселенской Патриархии скажется в конечном итоге благотворно, как мы считаем, и на отношениях святейшей Русской церкви с верующими в Украине. Потому что, с одной стороны, те общины, которые были приняты, были обязаны заявить официально, что не будут стремиться к автокефалии Украинской Церкви, или ее части, применяя известные «автокефалистские» (насильственные – ред.) методы, а с другой стороны, потому что эти общины уже могут сотрудничать или вступить в общение украинскими раскольническими группами, которые находятся вне общения с Православной Церковью, без вреда для себя, поскольку для них уже действует канонический принцип: «Аще кто, принадлежа к клиру, с изверженным от клира молитися будет: да будет извержен и сам«». Этой позиции, Константинопольский Патриархат строго и последовательно поддерживался до недавнего времени.

На эту тему можно привести еще много аргументов, но, по нашему мнению, уже вышеупомянутые достаточно ясно говорят об опасности, которая существует для единства Православной Церкви от односторонних действий Константинопольского Патриархата в Украине. Есть у нее есть основания действовать подобным образом или нет, и будет ли Московский Патриархат, в свою очередь иметь право на защиту своих прав – все это в соответствии с тенденциями развития ситуации, очевидно, является проблемой, которая не может быть решена между двумя патриархатами. Но столкнувшись с фактическим прекращением евхаристического общения между поместными Церквами и углублением спора, который способен из локального конфликта перетечь в глобальный раскол всего Святого Православия, мы не можем предположить, что продолжение односторонних действий Константинопольского Патриархата в Украине – это способ решить там церковное разделение. «Сравнивая раскол с ересью, св. Иоанн Златоуст говорит, что разрыв единства и полноты Церкви есть не меньшее зло, чем создание ереси. И насколько раскол в собственном смысле достоин осуждения, то он заслуживает еще большего осуждения по своим последствиям, ибо в конце концов всякий раскол превращается в ересь» (епископ Никодим Милаш).

Следовательно, Константинопольский Патриархат не имеет права вмешиваться в дела на чужой канонической территории и вступать в общение с раскольниками в Украине, пренебрегая единственной канонической иерархией в Украине. Допущение или толерантное отношение к такому вмешательству может привести к опасному прецеденту с непредсказуемыми последствиями и угрозой единства Церкви. Если сегодня допустить неправомерное вмешательство на чужой канонической территории, то где гарантия, что завтра подобное не случится у нас, на канонической территории Болгарской Православной Церкви?

Константинопольский Патриархат не имеет права вмешиваться в дела на чужой канонической территории и вступать в общение с раскольниками в Украине, пренебрегая единственной канонической иерархией в Украине. Допущение или толерантное отношение к такому вмешательству может привести к опасному прецеденту с непредсказуемыми последствиями и угрозой единства Церкви.

На основании вышесказанного, а также и опыта преодоления раскола в Болгарской Православной Церкви при помощи созванного в 1998 г. в Софии расширенного Всеправославного Собора, можно утверждать, что авторитетное решение церковного спора в Украине при создавшейся ситуации возможно единственно на основе всеправославного обсуждения и созыва Всеправославного Собора. Об этом заявил Антиохийский Патриархат, предложив организовать встречу Предстоятелей Поместных Церквей.

Такой Всеправославный Собор является способом сохранения канонов и единства Православия. Как сказал Блаженнейший митрополит Нафанаил обращаясь к Патриарху Варфоломею: «Мы собрались, для того чтобы уврачевать раскол, а не создавать новый раскол и это есть результат Всеправославного собора» (Из Деяний Собора 1998 г. в Софии).

Мы думаем, что полезно сослаться ответ на глубокоуважаемого нами Всесвятейшего Констатинопольского патриарха Варфоломея: «Мы благодарим митрополита Неврокопского (…) Относительно некоторых мест речи (митрополита Неврокопского), мы не верим, что он полагает, будто мы допускаем, чтобы наше сотрудничество с государством было в ущерб канонической Церкви в этой стране. Также в связи с тем, что говорят раскольники, что нужно предоставить каждой Церкви возможность их признать, мы говорим, что раскол, который возник после 20 октября, является расколом, и никто не может быть принуждаем признать лжецерковь. Скопская церковь (Македонской церкви) через годы борьбы, возможно и будет признана другими церквями, но судя по тому каким образом она была создана в известных условиях, и то что сегодня ее никто не признает, не думаем, что она будет признана и в будущем. Никто не может принуждать Поместные Церкви в этом направлении.»

Для нас странно, что при такой конфликтной ситуации, нет попыток искать диалог. И здесь неуместна аналогия с отказом Болгарской Православной Церкви принять участие в Соборе на острове Крит в 2016 году. Тогда Св. Синод обоснованно выразил мнение о том, что подготовка Собора была недостаточной, что есть ряд вопросов, по которым нет согласия, и существует реальный риск, что для принятия определенных решений будет оказано давление. Последующие события, в том числе и то, что Константинопольский Патриархат принял решение, которое разрешает второбрачие священников (то есть брак после хиротонии), на самом деле показывает, что опасения Св. Синода БПЦ имели свои основания. Вступать в брак после рукоположения запрещается категорически Апостольским правилом и решением Вселенского собора. По этому вопросу существовал всеправославный консенсус, выраженный в предварительных документах, которые были подготовлены для Всеправославного Собора. В тексте документа Критского Собора это положение было изменено и внесена неясность, которая открывает двери для различных интерпретаций. Последующее недавно решение Константинопольского Патриархата подтвердило обоснованность опасений Св. Синода. В этом смысле, отказ от участия в данном соборе (Критском – ред.) не обязательно означает несогласие с принципом соборности в Православной Церкви, скорее, несогласие с нарушением соборности, когда мы пренебрегаем церковными правилами.

Молимся и выражаем свою надежду на то, что будет начато всеправославное обсуждение и проведение Всеправославного Собора, для решения церковного вопроса в Украине.

Мы просим Бога, защитить Свою Церковь от дальнейших разногласий,

† митрополит Ловчанский Гавриил

† митрополит Варненский и Великопреславский Иоанн

† митрополит Видинский Даниил

9 октября 2018 года.

Сайт Болгарской Патриархии