Затянувшееся детство как диагноз

К вопросу о молдавской элите

Разговор на любую молдавскую тему, помимо содержания верных оценок нынешней неприглядной ситуации и здравых суждений относительно её желаемого улучшения, должен, чтобы не остаться лишь разговором группы благодушно настроенных людей, отвечать и на простой вопрос: кто сегодня в Молдове будет это делать? В смысле работать на улучшение?

Кто будет создавать настоящую армию – школу патриотизма и преданности Родине – а не пародию на армию, которая действительно не нужна? Кто будет отстаивать интересы Молдовы во внешней политике? Кто будет готовить кадры для национальной экономики? Кто будет решать, какие это должны быть кадры и сколько их должно быть? И еще огромное количество таких «кто».

Если бы за минувшие 25 лет молдаване смогли создать функциональное государство, этот вопрос, скорее всего, можно было бы не задавать – необходимостьв нём отпала бы уже в силу нормального функционирования государственных институтов. Дееспособность которых обеспечивалась бы не столько количеством принятых законов (уж чего-чего, а законов за это время настряпали кучу), сколько качеством (здоровой моралью и высоким профессионализмом) работавших в них государственных служащих. Впрочем, глагол «работать» был бы не совсем уместен – туда бы шли, чтобы именно служить. Служить не за страх и уже, конечно, не за деньги (хотя и получали бы от государства приличное вознаграждение, это обязательно, плюс соцпакет, плюс высокая пенсия), а за совесть.

Самое время спросить: кто должен был создать такие институты? Ответ известен: во все времена и у всех народов это было делом элиты. Она могла называться по-разному – аристократией, князьями, боярами, дворянами, еще как-то, в советское время она называлась номенклатурой – но решала задачу функциональности государства именно элита. Крестьяне пахали землю, рабочие трудились у станков, учителя учили детей, врачи лечили – а государством управляла элита.Что при монархической форме правления (даже самый абсолютный монарх не вершил власть в одиночестве), что при республиканской.Это историческая закономерность.

Когда чуть выше я заметил, что молдаване не смогли создать такое государство, то, конечно же, имел в виду не весь наш народ, а именно молдавскую элиту. Причём не в широком гражданском смысле этого слова, а в узком этническом. Нам ведь не только никто не мешал извне после того, как распался Союз. Из-за захватившего нас на рубеже 1980-1990-х годов злого духа национализма (из-за того, что мы позволили ему себя захватить – такточнее) мы совершили акт социальной самокастрации – искусственновывели из состава элиты живущих рядом с нами людей немолдавской национальности. Часть из которых по двум вышеназванным признакам (мораль плюс профессионализм) вполне могла в ней оставаться. Мы, молдавская элита в узком смысле этого слова, остались сами с собой – и загубили проект создания собственного государства.

Можно много говорить о нашем безответственном поведении в минувший период. Можно вспомнить, например, как, охваченные националистическим дурманом, мы в угаре «национального возрождения» предали самих себя, свой молдавский народ. Мы (часть из нас – увы, слишком большая часть) решили, что нам мало быть молдавскими националистами – что пора становиться националистами румынскими. Мы позволили себе впасть в то, что позднее стало называться мудреным словосочетанием «идентитарный кризис» – и пошло-поехало…

Когда с самых первых шагов государственного строительства элита ведёт себя так инфантильно и так предательски– разве может в итоге получиться что-то путное?

Я вспомнил об этом не для того, чтобы сейчас посыпать голову пеплом. Хотя – следует подчеркнуть – для народа, исторически формировавшегося в лонеправославия, раскаяние, осознание собственных грехов является фактором экзистенциальным. Нопокаяние – акт индивидуальный, таинство. Если же вести речь о коллективной ответственности (которая тоже существует, никуда мы от неё не денемся), то я убеждён: без того, чтобы не вспомнить всё дурное, что мы за это время натворили, мы не повзрослеем. Необходим серьёзный и спокойный анализ нашего четвертьвекового исторического опыта – для того, чтобы можно было провести работу над ошибками.

Мы должны, наконец, сделатьдомашнее задание, выучить урок. И преподать выученное следующему поколению молдавской элиты – тому, которое формируется сейчас. Если этого не сделать, если и нынешниепродолжат бесславно вершить дела в том же духе, в котором это делали предшественники, молдавское государство превратится в пародию окончательно и бесповоротно.

Элита наших поколений, сложившаяся в 1990-е годы, когда закладывались основы новой молдавской государственности, формировалась в духе наживы, повинуясь основному закону так называемого рынка – закону жадности. Результат не заставил себя ждать. Сегодня мы имеем олигархический капитализм, причём в открытой форме – без всей той «демократической косметики», которая есть у олигархии в развитых капиталистических странах. И без контроля со стороны государства, как в России, Китае, Казахстане, Белоруссии, Азербайджане, где, как и везде при современном капитализме, тоже есть так называемые олигархи, но где они вынуждены подстраиваться под государство (а не государство под них – почувствуйте разницу!).

Плахотнюк для Молдовы не случайное явление. Когда люди, приходящие во власть, всю свою энергию и мысли направляли на то, чтобы разбогатеть лично, причём любыми средствами – а в это время большинство сограждан беднело, – ватмосфере подобнойбессовестности и повального мошенничества не мог не появиться кто-то, кто в итоге оказался самым циничным, наглым и хитрым. Кто-то, кто всех нагнул.Этим «кто-то» оказался данный олигарх, а мог оказаться другой. Просто другим «повезло меньше» или они оказались не такими хитрыми. Но это их, олигархов, проблема.

Наша же проблема в том, что мы всё никак не можем выбраться из плена иллюзийначала 1990-х, полагая их «нормой». Устраиваем многотысячные акции протеста против плохого капиталиста (будто бы есть хорошие, смешно), даже не пытаясь замахнуться – да что замахнуться, ни даже словом обмолвиться – против капитализма как такового. Предел наших мечтаний – демократический глянец. Обижаемся на дядю американского посла итётю помощника ихнего госсекретаря за то, что они этого плохого капиталиста взяли под своё крылышко. То есть продолжаем вести себя как дети.

Нам через пару месяцев 25 стукнет – а мы всё еще в песочнице возимся, замки строим. Урок учить не хотим. Продолжаем инфантильничать в надежде, что кто-нибудь и дальше будет нас содержать.

Короче: Молдове необходима новая элита. Как её сформировать – над этим надо крепко думать всем, кто вообще понимает, о чём речь. Задача непростая, требующая коллективного осмысления, в одиночку с этим ни один «гигант мысли» не справится.

Какой она должна быть – эта новая элита? По каким моральным и социальным критериям в неё должна включаться молодёжь, специалисты из разных сфер, представители различных социальных групп? Как вообще это должно происходить? Вопросы, вопросы…

При этом надо осознавать, что существующая многопартийная система сама по себе эту задачу решить не способна. Да, могут быть отдельные, достойные похвалы попытки отдельных лидеров, что называется, обновить кадровый состав – привестив политику новых людей. (Потребность в политических новичках, кстати, молдавским обществом ощущалась постоянно на протяжении всего минувшего периода; это тоже является причиной появления всё новых и новых партий, а не только пресловутые «амбиции лидеров»). Но эти попытки – исключение из правила, ибо как система многопартийность не способствует смене элиты.Максимум, что может нынешняя система – продлевать на какое-то время существование старой элиты. До тех пор, пока молодым кадрам, привлекаемым старыми партийцами в целях «обновления», не надоедает играть по старым правилам, – и происходит то, что уже неоднократно происходило в молдавских партиях (самый свежий ияркий пример – недавняя история с ПКРМ).

Так что существующий партийный механизмдля решения задачи смены элиты не годится. (Возможно, нужен другой механизм, но это уже тема для отдельного разговора). К тому же многопартийность нацелена на то, чтобы уничтожать единство,сталкивать людей друг с другом, постоянно дробить общество (партия – всегда часть целого), атомизировать социум. Тогда как нравственно здоровая элита, какую в идеале мы хотели бы видеть у нашегомолдавского народа, наоборот, должна стремиться к тому, чтобы сохранять и укреплять единство. И так называемый внутриэлитный консенсус, и своё единство с народом.

Потому что,лишь находясь в единстве – и это тоже историческая закономерность, – любой народ успешно преодолевал неурядицы и одерживал победы. Не только на поле брани, но и в жизни, которую мы привычно называем мирной, хотя на самом деле она состоит изперманентной борьбы.

Молдаванам пора начинать относиться к этой жизни не по-детски.Пора становиться взрослыми.