Тропою Фэт-Фрумоса – балканская алхимия писателя Грина и продюсера Ситняковского

 

В Израиле сложился интереснейший творческо-деловой тандем двух наших земляков. Это Алекс Грин – писатель, режиссер, исследователь тайн истории балкано-средиземноморского региона. Из-под его пера вышло несколько увлекательных произведений, в том числе и дилогия о юном Штефане, будущем господаре Молдовы Штефане Третьем Великом. Издавался в России, Молдове, Израиле, США в том числе и как Алексей Злотник и Орен Кастали. В 1984 году благодаря рассказу «Герои без антрактов», он стал лауреатом Всесоюзного конкурса фантастических рассказов. В 1997 году рассказ Грина «Рувен-каббалист» по итогам международного конкурса русскоязычной фантастики «Интерпресскон-98» вошел в пятерку лучших в номинации «Короткий рассказ». В 2002 году Алекс Грин стал лауреатом Третьего израильского фестиваля молодежной литературы в номинации «фантастика». В 2004 в русскую версию нового диска Zdob şi Zdub под названием «450 Овец» вошли две новые песни на слова Алекса Грина — «Кукушонок», являющийся авторизованным переводом на русский язык молдавской народной баллады, и «Миорица». Текст знаменитой песни «Здубов» «Цыган и НЛО» тоже принадлежит перу Грина.

И – Александр Ситняковский,  в данном амплуа – литературный агент Алекса Грина и продюсер его произведений, а, в целом – бизнесмен и общественный деятель, инициатор множества проектов, направленных на укрепление и развитие молдо-израильских связей, член президентского совета Всемирной федерации евреев Бессарабии, ответственный за спорт, культуру, туризм и контакты с Молдовой, председатель Общины выходцев из Молдовы города Ор-Акива (Израиль), официальный представитель Российского союза туристической индустрии в Израиле, директор департамента туризма и культуры Ассоциации развития спорта Израиля, в прошлом – игрок сборной МССР по футболу, сын знаменитого тренера Бориса Ситняковского,

Особенно приятно для автора этого, текста, — и Грин, и Ситняковский выходцы из Кишинева, которые после репатриации в Израиль сохраняют и расширяют связи со своей географической родиной. С обоими соотечественниками состоялся увлекательный разговор о творчестве и планах на развитие совместных проектов.

– Как случилось ваше знакомство, и как возникла идее сотрудничества?

Александр Ситняковский: В 2017 году, занимаясь проектами в области шоу-бизнеса, я стал плотно взаимодействовать с посольством Молдовы в Израиле во главе с Чрезвычайным и Полномочным Послом Габриелой Морару. Мы решили широко отметить 25-летия дипломатических отношений между обеими странами, открыв тот год первыми в Израиле гастролями группы «Здоб ши Здуб». На главном концерте этого тура присутствовала серьезная публика – известный политик, наш земляк Авигдор Либерман, послы многих стран и т.д. Фронтмен «Здубов» Роман Ягупов пригласил на концерт Алекса Грина, являющегося автором ряда текстов на песни этой группы, как например, «Цыган и НЛО». Так мы и познакомились. Я, уже будучи тогда причастным к деятельности Всемирной федерации евреев Бессарабии, стал приглашать Алекса на наши мероприятия. Завязалась дружба, он подарил мне две своих книги, недавно к тому моменту изданных, поделился планами о создании произведения, посвященного юности Штефана Великого. Мне эта и многие другие его идеи очень понравились, поэтому я с удовольствием согласился стать продюсером талантливейшего писателя Алекса Грина.

То, что создает Грин, это совершенно новое слово в художественной литературе. Автор именует этот жанр двумя выведенными им же самим терминами – «алхиреализм» и «документальное фэнтези».

Алекс Грин: Алхиреализм – это алхимический реализм – стык исторических фактов и мистики, которой пронизано Балкано-средиземноморье, огромный регион между фактической родиной автора, Молдовой, и исторической, Израилем, где я уже много лет живу и пишу. Документальное фэнтези – название жанра, выведенное по тому же принципу: синтез общеизвестного и загадочного, того, что, возможно, не вся наука признала, но отрицать подобные явления в виду обилия фактов и связок – весьма затруднительно.

— Алекс, поговорим о Вашем цикле посвященном юному Штефану, будущему господарю Молдовы Штефану Третьему Великому. Не столь давно вышел в свет роман «Штефан Великий и Тропа Фэт-Фрумоса». Теперь же Вы завершили вторую часть цикла – «Штефан Великий и тайны Белого острова». Что рассказано в этих произведениях?

А.Г.: Особое место в моей работе занимают фольклор, мифология и традиции Балкан и Причерноморья, в том числе и Молдовы. Именно на этой основе написаны его романы «Истребители Богов», «Тропа в Огнеморье» и «Балканпол», — полюбившийся многим читателям цикл повестей на стыке фэнтези и детективного жанра. В первой части «Штефана…» я постарался создать некий волшебный напиток, сотворенный из фактов истории и чарующих преданий фольклора, наполненный знакомыми многим с детства легендами балканских народов. То, что мы читаем на страницах учебников истории и научных монографий, — предстает здесь в несколько ином виде.

Мы с вами прекрасно знаем, что Штефан Великий – самый известный и наиболее прославленный победами над врагами правитель Молдовы. Пожалуй, именно он — центральная фигура не только молдавской истории, но и культуры, а также современной государственнической идеологии РМ. При Штефане Третьем Молдова достигла своего политического расцвета и проявила себя как полноценное европейское государство, став при этом правопреемницей византийской культуры и, пока не окрепла Московская Русь, несла ответственное бремя Третьего Рима. Как-то я задался вопросом, как Штефан стал тем, кем мы его запомнили? Откуда он черпал свою духовную силу? Что сделало его подлинным вождем своего народа? Возможно, ему было ведомо то, о чем никогда не узнает простой смертный, те тайны, которые доступны лишь посвященным? Так из ответов на вопросы рождался тест первой повести, о Штефане и Тропе Фэт-Фрумоса.

– Уже в названии мы сталкиваемся с одним из базовых образов молдавских легенд и сказаний. Что же дальше?

А.Г.: А дальше… Дальше – калушары-мистики, злодей-дракон Лаур Балаур, красавица Иляна, гроздь винограда, как семантическое воплощение идеи вечно цветущей Молдовы, а также древние даки, народ волков, считающиеся, по одной из версий, предками современных молдаван; мифический Крит и его наследие, включая Минотавра, который, согласно моим выводам — ни что иное, как прообраз тура-зубра из легенды об основании Молдовы. Богиня Диана, златоустые сирены, кочевники-ясы, который ряд историков роднит со скандинавскими богами. Заинтриговал?

– Не то слово!

– Все начинается с того, что Штефан, готовясь стать правителем страны, проходит обучение у древних рас, наследников тайных учений. Атланты, фракийцы, Альбы, трансильванские саксы как гипотетические потомки детей, ушедших вслед за знаменитым Гамельнским крысоловом. Конечно, я не смог обойти стороной тему извечного выбора между добром и злом, верности друзьям и соблазна абсолютной властью. Действие второй части цикла начинается на юге Молдавского княжества, в дельте Дуная. И природа, и история этого места действительно удивительны и уникальны! Легендарная «Страна Бродников» находилась здесь. Для наглядности процитирую фрагмент повести: «…Они называли себя «вольные бродники». И территория их была той «вольницей», на которую убегали от притеснений властей. Разумеется, власти, от которых убегали, отзывались о бродниках весьма нелестно. Бродники контролировали и охраняли речные переправы. Их поселения в XII-XIII веках находились в низовьях Дуная, Прута, Днестра и Дона. О них говорили, как о христианах. Этнически они представляли собой пёструю славяно-романско-тюркскую смесь. Бродники оказали огромное влияние на историю своих регионов и не только на неё. Предполагают, что именно бродники сыграли ключевую роль в возникновении такого уникального явления, как казачество и казаки. Летописцы упоминают Страну Бродников в низовьях Прута и Дуная. Бродники на территории будущего Молдавского княжества имели ещё одно имя, берладники. Предполагают, что в ряды берладников влились и последние готы, хазары и ясы-аланы-сарматы. Вся территория меж Дунаем и Днестром называлась некогда Берладь. Город Бырлад, находящийся ныне в румынской Молдове, также обязан своим названием берладникам…». В этой повести юному Штефану предстоит многому научиться именно там, в загадочной Стране Бродников. Там обретает он силу и мудрость, столь необходимые для возрождения Молдовы.

— Своим творчеством Вы несете идею неразрывной тысячелетней связи молдавской земли и всего балкано-средиземноморского пространства. Чисто логически, в этот контекст укладывается и наследие Израиля. На чем основывается Ваше мировоззрение?

А.Г.: Я считаю, что Балкано-Средиземноморье – это особенный, уникальный регион. И этот регион оказал огромное влияние на всю мировую историю. Балкано-Средиземноморье – это совершенно особый тип культуры и цивилизации. Наиболее ярко это можно увидеть на примере загадочной Цивилизации Раданитов. В эпоху раннего Средневековья еврейские купцы-раданиты на протяжении 400 лет контролировали торговые пути из Европы и Африки в Китай и Индию. Для этого они создали уникальную структуру – Великую Сеть. В своей крайней книге «Кахина. Война Вечных Городов» я называю эту сеть Химерией. Ведь подобно химерам сеть раданитов являлась парадоксальным соединением весьма разных элементов. Сеть торговых путей Химерии включала в себя форты, фактории и даже целые государства. Такие страны, как Хазария, девять иудейских княжеств Магриба, Эфиопия, иудейское княжество Химьяр в Йемене, по сути, были частями растянувшейся на тысячи километров Химерии. На примере Хазарии мы видим, что иудеи, христиане и мусульмане мирно уживались в одной стране и тесно сотрудничали друг с другом. Кстати, и Страна Бродников из второй книги о Штефане – это сохранившийся до времён Ренессанса осколок Раннего Средневековья, осколок Химерии раданитов.

— Теперь – о Вашей новой работе «Кахина. Война Вечных Городов». Почему Вы назвали жанр этого романа документальным фэнтези?

А.Г.: Королева Кахина была удивительной, можно сказать, титанической личностью. Удивительна также вся её эпоха – Раннее Средневековье, Малый Золотой Век. Это время расцвета уникальной культуры – Культуры Восхождения. Культура Восхождения видит в Человеке партнёра Всевышнего. Вселенная создана, но не завершена. Задача Человека – совершенствование себя и Мира. Это трудные, почти недостижимые цели, но Человек Восхождения стремится именно к ним. Корни Культуры Восхождения уходят в глубокую древность – в середину второго тысячелетия до нашей эры. Три странных, экстраординарных события произошли тогда: грандиозное извержение вулкана Санторин; исход евреев из Египта, и обретение ими Откровения на склоне действующего вулкана; появление в Греции странных личностей, названных «героями». В «Кахине» достаточно аргументированно показано, что эти события, вроде, далёкие друг от друга, глубоко связаны между собой. Стоит отметить, что Культура Восхождения с момента своего появления находится в ожесточённой борьбе со своим антагонистом, Культурой Управляемой Деградации. От Культуры Восхождения осталось уникальное наследие, Балкано-Средиземноморский фольклор и мифология. Все его элементы, песни и танцы, предания и ритуалы побуждают человека к развитию его сильных сторон. Управляемая Деградация, наоборот, работает со слабостями – манипулирует страхами, жадностью, эгоизмом. В Обществе Управляемой Деградации Культура Восхождения, её история и наследие становятся Запретной Реальностью. А своё творчество я считаю приглашением в эту самую Запретную Реальность. Вот почему я называю жанр, в котором работаю, «документальное фэнтези» или «алхиреализм» (алхимический реализм). Иными словами, алхиреализм – это уход от ложных штампов Управляемой Деградации и открытие Запретной Реальности Культуры Восхождения.

— Многие знают Вас, как основателя и руководителя театра «Звездный фрегат». Расскажите немного об этом проекте – когда он был создан, кто в него входил, какие постановки и где вы представляли? Интуитивно складывается ощущение, что это было нечто мега-экспериментальное.

А.Г.: Начну немного издалека. В школьные годы я почти каждое лето отправлялся на юг Молдовы, в городок Кагул. Интереснейшие места! Припрутские болота – «плавни», села вокруг – реальные порталы в иные миры! Сёла русских староверов – «липован», цыганские сёла, болгарские сёла. Там я познакомился с представителями уникальной фольклорной традиции Молдовы – калушарами. В справочниках пишут, что калушары и русалии – это балканские тайные танцевальные общества. Традиция калушаров – причудливая смесь танца, акробатики, целительского и боевого искусств. Своего рода, балканское тай-чи. После этого знакомства с живыми носителями фольклора я понял, что фольклор многослоен.

И у фольклора есть свои ключи не только к Прошлому, но и к Настоящему и Будущему. Фольклор Балкано-Средиземноморья хранит множество неразгаданных тайн. Его песни и танцы, традиции и ритуалы – это элементы волшебного пазла. Собравшему пазл открывается Тропа Восхождения. Тропа, ведущая от временного и сиюминутного к Вечным Ценностям. Немного позже во мне родилось желание создать остров Культуры Восхождения здесь, в современной жизни. В результате 11 октября 1982 года в городе Кишинёве открылась студия пантомимы «Звёздный Фрегат». Несколько лет спустя студия стала театром со своими поклонниками и своим помещением. Тогда мы повесили на наших дверях табличку: «Звёдный Фрегат – Остров Будущего в Океане Настоящего». Биография «Фрегата» – это больше 15 лет активной деятельности: сотни концертов, выступления на рок-фестивалях и конвентах любителей фантастики, увлекательные поездки и путешествия. Театр побеждал на многих конкурсах, о нём написаны десятки статей, он упомянут в нескольких книгах. В наши дни большой друг «Фрегата» экскурсовод Александр Павлов включил бывшее помещение театра в маршруты своих экскурсий по Кишинёву. Это – внешняя сторона истории. А внутренняя заключается в том, что «Звёздный Фрегат» был уникальной лабораторией гармоничного развития, территорией волшебных превращений с неповторимой энергией и атмосферой. Первыми звёздами «Фрегата» стали Дима Загаевский, Галина Ларина, Янош Негруца и Слава Щербатюк. Позже к экипажу присоединились Таня Возиян, Таня и Наташа Янкеевы, Людмила и Оксана Кравченко, Виола Гулая, Лилия Толочко, Родика Овчаренко, Аурел Солоненко, Андрей Москалец, Арик Рабинович, Лёня Коган и многие другие. Формально театр прекратил существование в конце 90-х. Но на волнах памяти и воображения путешествие «Фрегата» продолжается, как продолжаются и поиски волшебного звёздного огня. Между тем, выпускник «Фрегата» Янош Негруца стал весьма колоритным профессиональным клоуном. Судьба привела его в Китай, и в этой далёкой восточной стране Янош создал новый театр пантомимы. Несколько лет активно участвовал в жизни «Звёздного Фрегата» старшеклассник Андрей Занога. Позже Андрей стал лидером рок-группы «Ракетобиль».

Сегодня Человечество вошло в глубочайший кризис. Многие ослепли и оглохли окончательно. Их уши закрыты наушниками, а глаза – экранами смартфонов. И оттуда льётся Цифровая Ложь глобальных СМИ. Но есть и Другая Реальность, Другая Культура и Другие Люди. И их гораздо больше, чем может показаться на первый взгляд.

– Александр, Ваше с Алексом Грином сотрудничество направлено исключительно на издание книг?

А.С.: Отнюдь. Когда я читал первые главы повести «Штефан Великий и Тропа Фэт Фрумоса», то понял, что можно не только ее издать, но и экранизировать и придать другие формы воплощения – мультипликационный фильм, комиксы, мюзикл и т.д. «Штефан Великий и Тропа Фэт-Фрумоса» уж изданы на русском и английском языках. Английскую версию замечательно выполнила Наталья Алхазова, высокопрофессиональный специалист из Кишинева, которая настолько тонко прочувствовала все нюансы текста, передав их с языка оригинала на язык перевода, что успех среди англоязычной аудитории был абсолютно обеспечен. Мы собрали круг заинтересованных читателей и тех, кто помогает в подготовке произведений Алекса Грина к изданию. Что касается экранизации, то предварительные переговоры мне удалось провести с рядом известных российских режиссеров. Также мы рассчитываем на участие Молдовы в наших проектах, учитывая, что Алекс Грин извлекает из многовекового забвения глубинные неотъемлемые составляющие истории края, где мы родились и выросли.

Николай КОСТЫРКИН, специально для IZBORSK.MD