Алексей Дзермант: Нацизм, в отличие от коммунизма, не оставлял полякам шанса на существование

 

Столкновение России и Польши вокруг политики исторической памяти было неизбежно-закономерным. Вопрос был лишь в том, когда это произойдет. Польша старательно и долго работала на ревизию постнюрнбергского взгляда на итоги Второй мировой войны.

Понятно, что Польша преследовала свои цели, не предполагая реабилитацию нацизма, для нее важнее было утвердить собственный национальный миф жертвенности и очередной раз пнуть Россию в ее советской ипостаси.

И вот эти, по сути сугубо эгоистические цели, открывают ящик Пандоры, начинают вылазить иные национальные мифы, уже отличные от польского — прибалтийские с их ССовцами, бандеровские, румынские, венгерские, словацкие, хорватские, воспевающие свои ультраправые режимы-пособники нацистов.

Вся Восточная Европа превращается в рассадник и оплот ревизионизма и оправдания если не нацизма, то весьма агрессивных форм этнонационализма. Естественно, Россия и ее союзники рано или поздно должны были на это среагировать.

Но у Польши все же есть спасительная соломинка от разверзающегося исторического мракобесия — все таки, антинацизм и реально пережитый опыт геноцида от рук бандеровцев. Во всяком случае, это та тема, которая может сближать помимо всех остальных трений и проблем.

Просто нужно честно себе признаться — как бы полякам не нравился советский коммунизм, нацизм вообще не оставлял им никаких шансов на существование. А это значит, что нужно оставить память советских воинов, освобождавших Польшу, в покое и относится к их подвигу с уважением. Это будет по-человечески.

АЛЕКСЕЙ ДЗЕРМАНТ / FACEBOOK