Андрей Медведев: Безнаказанное убийство Каддафи стало сигналом — теперь можно всё

 

20 октября 2011 года был убит Муамар Каддафи. Он не был идеальным правителем. Или вообще хорошим парнем. Был он жестоким, вырезал всю оппозицию, диктаторствовал по мере сил. Но разве другие в арабском мире бывают?

Своей некогда нищей и раздробленной стране он дал очень многое — бесплатное образование, социальные лифты, дешевый бензин и доступное жилье. После его убийства его страна снова стала нищей и еще более раздробленной. В день смерти мировые политики устроили пляску на костях коллеги. Полковник же оказался крепким мужиком. Воевал до последнего. Погиб не совсем в бою. От рук палачей. Но вел себя по мере сил достйно.

Хотя, наверное, полковник умирать не хотел и не очень собирался. И вообще не планировал даже власть оставлять. А потом были Сирия, Майдан, Крымнаш, ИГИЛ в Ираке и далее везде, Донбасс, Карабах вот теперь. Собственно, безнаказанное убийство полковника Каддафи, для многих стало сигналом — теперь можно всё. Хоть ИГИЛ запускать гулять по Ближнему Востоку, хоть «Азов» отправлять людей убивать. Хоть людей в Одессе жечь.

И тут уместно вспомнить, что сдали полковника все. И Запад, и Китай, и Россия. А казалось, что были сделаны выводы. Потому что в 2015 году все шло к тому, что и Асада сдадут. Но нет. И от ситуации, когда боевики стояли на окраинах Дамаска, Сирия пришла к нынешней. Где перспективы пока до конца не ясны, но это не мрачный Халифат и не аналог воюющих ливийских провинций. Так вот я часто думаю, а если бы Россия тогда заняла принципиальную позицию? А? Ведь не было еще санкций. Не было такого давления как сейчас. Какая бы была Ливия, вообще расклад сил в регионе, где был бы Неоосманский проект Турции?

А в Сирии уже было все. И падающий рубль, и санкции и украинские выходки. И ничего. Ввели войска, и все мировые лидеры, которые говорили «Асад должен уйти», прикрыли рты. Так вот эти два примера, на мой взгляд, очень явно демонстрируют, что великая страна не может быть непоследовательной. Нет у нее такого права. И если она берет на себя роль арбитра или миротворца, то ее приходится играть до конца. Если она говорит, что где-то зона ее интересов, то она и ведет себя так, чтобы никто не сомневался, что интересы задевать чревато. И если говорит, что мириться всем надо срочно и огонь прекращать, то никто не должен сомневаться, что ослушание вызовет ассиметричные (или вполне прямые) но очень болезненные действия.

Иначе будешь, как нынешняя Америка. Вроде заявляешь, что сверхдержава, и все кивают, но помнят, как твоих солдат по пустыне вертолетами гоняли, и полицейские у тебя на коленях стоят.

ТГ-КАНАЛ АНДРЕЯ МЕДВЕДЕВА