Николай Бабилунга: Полстолетия пребывания обоих берегов Днестра в единой республике были самыми продуктивными в нашей общей истории

 

28 июня этого года года исполнилось 80 лет освобождению Бессарабии от румынской оккупации, а 2 августа — 80 лет со дня создания Молдавской Советской Социалистической Республики. Значение этих дат в истории Молдавии и Приднестровья комментирует в интервью медиапорталу IZBORSK.MD профессор истории Николай Вадимович БАБИЛУНГА. 

Николай Вадимович, какую роль в судьбе обоих берегов Днестра сыграло освобождение Бессарабии от румынского ига и создание Молдавской ССР?

Государственные праздники, наверное, каждый народ в мире устанавливает самостоятельно в соответствии со своим пониманием истории, своими государственными интересами, своими понятиями о добре и зле. Общество, чаще всего в лице государственных институтов, вводит или отменяет общие для всех праздники в данный исторический период. И это неизбежно.

Скажем, в Советской России никому бы и в голову не пришло отмечать как праздник день тезоименитства кого-либо из членов царствующей семьи, а в современной России забыты нормальные для советского человека праздники 7 ноября или 1 мая, когда в каждой советской семье дети получали в подарках сладости, люди радовались и веселились в непритязательных семейных застольях. А вот Новый год с дедом Морозом и Снегурочкой сохранился как всеобщий праздник до наших дней. Хотя, по большому счету, мы можем обнаружить, что и он не вечен, был введен Петром Первым, в какие-то годы отменялся и проч.

Таким образом, наши праздники не были и не могут быть вечной и неизменной догмой. Они в корне меняются вместе со всем обществом. Никто не будет праздник свободного труда и солидарности всех трудящихся отмечать в наше время уже как праздник торжества капиталистической эксплуатации, извлечения сверхприбылей буржуев в установленной ими потогонной системе. Да государство и не требует этого. Но государство очень зорко следит, чтобы его идеологические установки не разрушались бы «неправильными» праздниками. А к ним и относятся упомянутые Вами даты – 28 июня и 2 августа. И они весьма чувствительны как для Молдовы, так и для Приднестровья.

День освобождения народов Бессарабии Красной Армией от румынской оккупации 28 июня 1940 г. всегда отмечался в Советской Молдавии как праздник долгожданного освобождения от иноземного гнёта. С ним был прямо и непосредственно связан и другой знаменательный день, — 2 августа 1940 г., — восстановление государственности молдавского народа в форме союзной республики СССР. Эта дата, хотя и не входила в реестр государственных праздников Молдавской ССР, но отмечалась достаточно широко на разных уровнях. Не случайно, когда в конце 80-х гг. ХХ в. к власти в Кишиневе стали рваться антинародные антимолдавские  силы агрессивного румынизма, они  в числе первых своих целей для низвержения определили эти даты, как заметные вехи на пути создания и расцвета молдавской советской государственности. Люди, которые отрицают в принципе самобытность молдавского народа, называя её «примитивным молдовенизмом», естественно отрицают смысл и необходимость молдавской государственности в любом её виде, кроме нацистской и прорумынской в духе «Железной гвардии».

Должны ли эти события — 28 июня и 2 августа — отмечаться в Кишинёве и Тирасполе как государственные праздники?

Не думаю, что эти праздники могут отмечаться сегодня в Кишинёве. В Молдове общество расколото примерно наполовину. Три десятилетия диктатуры агрессивной прорумынской идеологии, конечно, имеют весьма скромные успехи в масштабах массовой замены молдавской идентичности на румынскую. Молдаване в своем большинстве отказываются признавать себя румынами несмотря на всё презрение, которым обдают своих мам и пап, бабушек и дедушек их отпрыски, дети и внуки, проучившиеся в Румынии.

Тем не менее, было бы ошибкой не видеть результатов целенаправленной антимолдавской работы прорумынских политических сил.  Молодое поколение не спешит исповедовать те ценности, которыми жило старшее поколение, ради которых оно строило свою государственность, выступало, боролось, переносило лишения, созидало и страдало.

 

Я не вижу, откровенно говоря, для Молдовы выхода из этого противоречия в обозримом будущем. Конечно, можно легко понять, что сами естественные процессы смены поколений будут играть в пользу одной из сторон. Но дело в том, что Румыния вовсе не представляет собой сказочно богатую страну с молочными реками и кисельными берегами, где всем молдаванам уготовано райское существование при условии признания ими своей румынской идентичности, их искренней и непримиримой русофобии. Положение Румынии весьма нестабильно, что позволяет предположить любые варианты развития ситуации, в том числе и раскол, распад.

К тому же и Запад, на который столь сильно уповают «евроинтеграторы» прорумынского толка, не видит выхода из перманентного кризиса. А вот  Россия чувствует и ведет в мире свою политику всё уверенней. Всё меньше Россия позволяет безнаказанно кусать себя из подворотни сбесившимся на профессиональной русофобии мелким шавкам. И как повернется дело в Молдове, мы пока можем только гадать. Возможность возвращения этих дат как праздников в Кишиневе исключать не будем.

Теперь давайте вернемся к той части Вашего вопроса, который касается Тирасполя, — могут ли здесь исторические даты 28 июня и 2 августа отмечаться как государственные праздники?

Начнем с того, что в отличие от Молдовы в Приднестровском государстве нет никакого раскола. Все этносы, составляющие нашу приднестровскую общность едины в необходимости развивать и совершенствовать нашу государственность. Любые попытки навязать панрумынское сознание нашему обществу или как-то втолкнуть его в «румынское пространство» получает немедленный и решительный отпор. В этом едины у нас все от мала до велика. Нет никакого раскола между поколениями.

 

Советская атрибутика и советские праздники вполне приемлемы в общественной практике людей. Никакой раздвоенности: фашисты называются фашистами, палачи – палачами; и ни один человек в здравом уме не посмеет назвать иностранного оккупанта или коллаборациониста, железногвардейца, бандеровца, власовца «освободителем» или «борцом против сталинского тоталитаризма». Это напрочь исключено! Единство приднестровского общества в этом плане прочнее алмаза.

А вот что касается общих праздников, то они могут быть таковыми  теоретически, если они, в самом деле, общие. 28 июня 1940 г. Красная Армия перешла Днестр и освободила Бессарабию. И приднестровцы искренне радовались за своих братьев и товарищей. Они и сейчас готовы радоваться, тем более, что в первые же часы от румын был очищен город Бендеры, стойкость и мужество которого вошло у нас в легенды. И всё же бойцы освобождали Бессарабию, а не Приднестровье. Кстати, освобождение Приднестровье от фашистских извергов наш народ ежегодно отмечает 12 апреля. В этот день в 1944 г. был освобожден от нацистов Тирасполь и всё Приднестровье. Этот праздник у нас пользуется широкой популярностью, не вызывая ни у кого никаких вопросов.

Казалось бы, день создания Молдавской ССР 2 августа 1940 г. мог бы оставаться общим праздником и для правого, и для левого берега Днестра. Но не будем себя обманывать: 23 июня 1990 г. Верховный Совет ССР Молдова принял «Декларацию о суверенитете Советской Социалистической Республики Молдова», которая провозгласила почти полную независимость республики от СССР. А через пять дней, 28 июня Парламент Молдовы принял Заключение по пакту Молотова-Риббентропа. В этом государственном документе (не отмененном до сих пор) Бессарабия и Северная Буковина были объявлены оккупированными румынскими территориями, а создание Молдавской ССР 2 августа 1940 г. – незаконным актом.

 

Я не очень понимаю, как Кишинев может установить государственным праздником день 2 августа, день «незаконного» создания государственности молдавского народа и оккупации румынских территорий. По правде говоря, за последние три десятка лет я не увидел ни одной попытки со стороны кого бы то ни было из политиков Молдовы вернуться к тем документам, аннулировать их и попробовать начать строительство своей государственности на цивилизованных европейских началах. Может быть, я что-то пропустил. Тогда напомните мне.

А я Вам напомню, что именно признание Молдовы «оккупированной румынской землёй» высшими властями этой страны и заставили приднестровцев вспомнить об утерянной тогда, 2 августа 1940 г. собственной государственности. И вершилось это воссоздание во имя сохранения своих свобод, во имя будущего своих детей в условиях, когда Снегур и Друк, бряцали оружием, полученным от Шапошникова, издавали воинственные кличи, угрожали массовым кровопролитием, собирали и вооружали всякий сброд для похода на Гагаузию и Приднестровье. Делалось всё это в условиях смертельной опасности для наших жителей. И, как показало время, не зря.

 

И ещё хочу напомнить, что Приднестровье стало единственной  действительной жертвой того самого пресловутого «пакта Молотова-Риббентропа», поскольку Приднестровье – единственная территория, потерявшая тогда свою государственность. Все страны Прибалтики государственность в составе Советского Союза сохранили; поменяли только цвет, — из буржуазных республик они были реформированы в республики советские. Северная Буковина и Бессарабия в составе Румынии не имели и близко никакой государственности. А вот Приднестровье имело, — это Молдавская Автономная ССР в составе Украинской ССР. И этой государственности наш народ тогда лишился, а столица новой республики МССР была из Тирасполя перенесена в Кишинев.

Положа руку на сердце, скажите, — есть ли такие народы на Земле, которые отмечают в качестве государственного праздника утерю собственной государственности? И можно ли от приднестровцев ожидать подобного шага? Я уж не говорю о других «мелочах», о которых тогда, 2 августа 1940 г. никто и не вспомнил. Согласно Конституции Молдавской АССР граница её проходила не по Днестру, а по Пруту. Следовательно, законным было бы просто освобождение Бессарабии от оккупантов и включение в состав уже имеющегося государства со столицей в Тирасполе, с последующим переформатированием его в союзную республику. Есть и много прочих «шероховатостей», о которых можно долго говорить.

Но мне кажется, ответ на Ваш вопрос вырисовывается достаточно ясно. Исторические даты (а они, бесспорно, исторические и великие!) — освобождение Бессарабии от румынских оккупантов и образование союзной республики МССР – не могут быть общими государственными праздниками для РМ и ПМР в силу того, что политики Молдовы не собираются их признавать праздниками ни в коем случае, а для приднестровцев они не очень-то и свои. Тем не менее, полстолетия левый и правый берег Днестра были объединены в единой республике и это время было, пожалуй самым продуктивным, самым созидательным и гармоничным в нашей общей истории. И это очень важно. А потому у нас остается слабая надежда на то, что общая счастливая история станет залогом и общего счастливого будущего. Будущего без нацизма, без ограбления народов, без зла. Хотелось бы в это верить.

С кишинёвскими националистами всё понятно — но правильно ли делает Приднестровье, что пытается дистанцироваться от советского периода в истории Молдавии, и особенно от создания Молдавской ССР 2 августа 1940 года? В частности, госсекретарь Президента ПМР Анна Волкова неоднократно высказывала мнение, что молдавская тематика не имеет никакого отношения к истории Приднестровья.

Вы напрасно придаёте значение историческим экзерсисам упомянутой вами мадам. Она не имела и не имеет никакого отношения к науке Приднестровья. Собственно, даже и к политике этой страны. Специалисты в области лженауки «история КПСС» давно остались не у дел, вот она и ищет для себя место под солнцем, занялась ожидаемо историей церкви. Но мелкие интриги и пакости на уровне коммунальной кухни ничего хорошего никому не сулят и останутся таковыми во веки веков. Не стоит обращать на них внимание.

Беседовал Михаил ФРУНЗЭ.