Николай Стариков: Будет наш общий Крым с новой, свободной Украиной

 

— Николай Викторович, прошло 6 лет, как Крым российский, но мы видим, что Россия пока не пришла до конца в Крым. Там не работает «Сбер», собственно — любой российский бизнес, связанный финансовыми потоками с Западом из-за риска санкций. Его можно понять. В практическом смысле это создаёт известные неудобства крымчанам. Относит их в категорию недограждан России, как, например, и жителей Донбасса, получивших российское гражданство. Видите ли вы реальное решение этих проблем в перспективе года, пяти или с этим нужно научится жить? Сказать себе, что такое положение дел — норма?

— Во-первых, мне бы хотелось сказать, что по вступлении в силу поправок к Конституции граждане России, выступающие за отторжение территорий страны, будь то Санкт-Петербург, Курилы, Крым или Карелия, в пользу кого бы то ни было, на самом деле призывают к расчленению, то есть занимаются уголовно-наказуемым деянием. А значит должны вступить в силу поправки, добавки — уж не знаю что — к уголовному кодексу, после чего подобные призывы и рассуждения исчезнут из открытого информационного поля. После того как за ответ на главный вопрос «самоопределения либерала» «Чей Крым?» один из них отправится подметать улицы, другой заплатит штраф, а после отправится шить варежки к узнику клиники Шарите, думаю, желающих говорить в этом стиле поубавится.

Что касается сущностной части вопроса. Конечно, не дело, что спустя шесть лет, даже недели, месяца по воссоединению Крыма с Россией там существуют ограничения, касающиеся части наших граждан. Но это реальность. И если бы её можно было преодолеть в сегодняшней ситуации, она была бы преодолена. Времени прошло достаточно. И больше нельзя на него списывать. Дело не в нём, а в головах экономической элиты. Процесс национализации политической элиты идёт. Он укрепился теми самыми поправками к Конституции.

Что же касается экономической элиты — у нас не существует никаких ограничений для этих господ. Товарищами, за редким исключением, назвать их не могу. Им можно иметь два гражданства, например, или три. Вид на жительство, имущество за рубежом. И если понимание того, что политик, имеющий двойное гражданство, представляет угрозу для страны, то такая же ситуация для главы крупнейшего банка РФ считается сегодня нормой. Или нормой считается наличие имущества за рубежом для главы крупнейшей госкорпорации. Но разве такое положение дел не является уязвимым звеном для нашей безопасности? Потому, кажется мне, следует двигаться дальше и заняться последовательной национализацией нашей экономической элиты. Как только это произойдёт, вопросы экономической сегрегации жителей Крыма будут решены.

— Оценивая политику как искусство возможного, понимая несвоевременность конфронтации для страны, например, с США, что конкретного следует делать или не делать России в отношении политиков-провокаторов из Польши, Прибалтики, разумеется, Украины, стремящихся, спекулируя на Крымской теме, причинить — и причинять всё новый и новый вред? Не пришло ли время персональных санкций в отношении этих людей, или ещё каких-либо действий?

— Санкции против России являются прямым свидетельством нашей борьбы за суверенитет. Против вассалов санкции не вводятся. Зачем бороться с тем, что ты и так контролируешь? Что касается политики России в отношении зачинщиков санкций: с одной стороны, следует поставить себя к этой публике, как писал великий Крылов — как слон к моське. Спокойно. С другой стороны, следует дать понять моське, что лай будет для неё болезненным. Слон иногда и оступиться может, не заметить. Нам требуется рабочая, автоматическая, рутинная реакция в отношении призывающих к санкциям. Говорю в данном случае не о гражданах России. Права таких людей должны быть ограничены в вопросах взаимодействия с нами. Им должен быть запрещён въезд в страну. Кто-то там о чём-то таком выступил. Без громких заявлений, на следующий день фамилия вносится в список. Один раз публично предупредили: не хотим ни разговаривать, ни иметь дел со всеми, кто призывает к ограничениям экономической свободы России. Достаточно. Потом человек куда-нибудь прилетит, захочет открыть бизнес и столкнётся с тем, что невозможно. Раздувать информационный фон не надо. Спокойно работаем.

— Что с вашей точки зрения как российского политика, одного из лидеров нового блока «Справедливая Россия — За Правду» нужно сделать в Крыму немедля? Три пункта. Спасибо

— Первое нужно сделать не в Крыму, но с Крымом это связано напрямую. Государству необходимо существенно увеличить субсидирование всех видов билетов, сделать так, чтобы они стоили сущие копейки. Следует добиться того, чтобы люди могли позволить себе слетать в Крым на выходных. Это очень важно — обеспечить поток туристов. От этого нашим людям будет хорошо — и Крыму будет хорошо.

Несколько задач решим. В экономической программе партии, она почти готова, прописан механизм — где и как взять деньги для такого субсидирования или кредитования. Это первое. Второе — раз Запад не желает признавать Крым частью России и нашу юрисдикцию над полуостровом, что, конечно, удивляет, давайте заявим: что до того момента на территории Крыма в отношении всех непризнающих государств не будет действовать патентное право. Пока не признают. Всё, что на остальной части России признается вашим, в Крыму будет общим и бесплатным. Будем проводить там премьеры голливудских фильмов на неделю раньше, чем в Вашингтоне.

Аналогичную практику следует распространить на Донецк и Луганск. Будем показывать миру новые «Звёздные войны» и т. д. Если у правообладателей возникнут вопросы — пусть обращаются в Донецкий районный суд. Не хотят признавать юрисдикцию суда? Ладно. Терпите и ешьте кактус дальше. Третье — нужно как можно быстрее решить вопрос с Украиной. Потому что для новой, свободной Украины, которая, я не сомневаюсь, будет вместе с Россией, вопрос Крыма — это вопрос из «проклятого прошлого». Будет наш общий Крым.

А Запад примет эту позицию, потому что думает о своём кошельке. Нам нужно сделать так, чтобы Украина воссоединилась с Россией в союзном государстве.

ВАШИ НОВОСТИ