Старая-новая метла в Тирасполе выметает ум и совесть ПМР

 

Возвращаясь к теме травли приднестровских историков официальным Тирасполем, а также к факту отзыва заказа на написание четырехтомной «Истории Приднестровья» силами научно-исследовательской лаборатории с тем же названием, мы не может не отметить, что де-факто действия лидера региона Вадима Красносельского напоминают откровенное, как говорят в народе, кидалово.

Прокат по-президентски

Посудите сами – группа специалистов получила заказ на работу. То есть, речь идет об оплате услуг. Свои обязательства ученые выполнили – написали новые разделы энциклопедии и переработали те, что были в прежнем издании. Но тут – как гром среди ясного неба – их труд признан на официальном уровне… неэффективным! Что произойдет с оплатой заказа? Пока оставим этот вопрос открытым.

Напомним, что решению Красносельского, будет собран новый творческий коллектив, чтобы завершит составление монографии к 2020 году – 30-летию самоопределившейся республики. Правда, интересно, из кого этот коллектив наберут, если в НИЛ «История Приднестровья» работают  ведущие специалисты региона в данной сфере?

Мы уже писали о том, что травля приднестровских историков началась не вчера, и попытка закрыть НИЛ была предпринята на уровне Приднестровского госуниверситета еще в 2007 году. Если следовать содержанию дискуссии вокруг этого вопроса, тогда, летом 2007 года руководитель НИЛ «История Приднестровья» профессор Николай Бабилунга заявил:

– Концепция исторического образования, над которой мы работали, полностью укладывается в российские стандарты образования. И это было главным условием министерства (образования ПМР – ред.) при ее разработке. Вы можете ее в корне изменить, это в ваших силах — Россия вас отговаривать не будет. Она просто не признает наши образовательные документы. И что вы тогда будете отвечать родителям, когда наши выпускники не смогут поступать в российские вузы? Что касается финансирования (одной из предстоявших тогда тем исследования – ред.), то мы от вас ждем только одного — аргументированного отказа, а не предложений о закрытии НИЛ или ее слиянии с лабораторией («История Приднестровской Молдавской Республики» под руководством Анны ) Волковой. Изначально в числе поставленных перед нами задач было изучение истории Молдавии и истории Приднестровья. Заметьте — Молдавии, ибо у нас не просто какая-то там республика, а Приднестровская Молдавская Республика. Приднестровье – это единственное место на Земле, где молдавская идентичность не искажается и молдавское национальное самосознание не пытаются переделать на румынское. Но само по себе ничего не происходит. И забывать об этом не следует. Думаю, что как открытие, так и закрытие нашей лаборатории было и останется в компетенции Верховного Совета. И мы там, перед депутатами должны держать ответ за направленность и результаты наших исследований.

 

В то время НИЛ «История Приднестровья» занималась разработкой темы «Молдавская национальная идея: история и современность», выполняя эту работу по просьбе Министерства просвещения ПМР. Делалось это тогда потому, что именно в молдавских школах региона наблюдалась наиболее сложная ситуация с учебниками, исторической литературой, книгами для учителей и учеников.

– Наши соотечественники-молдаване хотят знать историю своего народа, что же вы усматриваете в этом необычного, а тем более «не нужного»? И никто кроме нас этой проблемы не решит, — ни Кишинев, ни Бухарест, ни Москва. Если мы не предоставим молдавскому населению ПМР необходимую литературу, то ее предоставит Кишинев. Если не мы удовлетворим нормальные национальные потребности молдаван Приднестровья, то их будут удовлетворять румынисты Молдовы. Закрывая молдавскую тематику наших исследований, принижая и даже отрицая их значение, вы тем самым толкаете наших учителей и наших учеников в объятия унионистов. Вы сознательно или бессознательно ведете приднестровское общество по пути раскола и гибели нашей государственности. Это именно то, чего так страстно желает кишиневский режим. А следовательно, не мы, а вы работаете на интересы этого режима, не знаю, вольно или невольно, – подчеркнул на той встрече Н. Бабилунга.

 

Тогда, 12 лет назад, был один предлог для «наезда» на приднестровских историков со стороны приднестровских властей – «ненужность» развития темы молдавской самобытности. Напомним, что делалось это в тот период, когда режим Владимира Воронина в РМ, хоть и много помогал издаваться историкам-молдовенистам, но, тем не менее, всячески игнорировал наличие «пятой колонны» панрумынистов в Минобразования и Минкультуры Молдовы.

Эта роковая ошибка породила затем 7 апреля 2009 года, когда враги молдавского государства сумели вдохновить на погромы тех, кому всю предшествовавшую десятилетку вдалбливали, что наша страна – ошибка если не природы, то политики точно.

 

Видимо, в Приднестровье кто-то хочет заработать собственное 7 апреля…

Как бы там ни было, в 2007 году Анне Волковой, министру просвещения ПМР М. Пащенко, ректору ПГУ им. Т.Г. Шевченко С. Берилу и некоторыми другими чиновниками удалось предать обструкции пятилетний труд ученых на тему «Молдавская национальная идея: история и современность». Причем, эти исследования проводились на основе плановой тематики Министерства просвещения ПМР, выступавшего в качестве заказчика НИЛ. Но тогда А.Волкова сумела убедить и министра, и ректора, что ученые лаборатории занимаются никому в Приднестровье ненужным делом, что тематика «молдовенизма» – это, оказывается, тематика В.Воронина, а не ПМР. И книга «Молдавская самобытность»П.М. Шорникова, бывшего лидера Интердвижения и экс-депутата парламента Молдовы была признана… никчемной.

Лицедейство завистников

Уже не знаем, кому это выгодно на самом деле, но семимильными шагами общество региона к этой роковой черте тащит вечный враг нормальных ученых Левобережья Анна Волкова, которая, согласно сведениям из общего интенет-доступа, с 1995 по 2011 год руководила тождественной НИЛ «История Приднестровской Молдавской Республики». Конкурент, следовательно. Теперь Волкова – советник президента ПМР по социальной политике. И травля с ее стороны, напомним, началась далеко не вчера.

– Откровенно говоря, когда я вспоминаю весь этот кошмар, – признается руководитель НИЛ «История Приднестровья» Николай Бабилунга, – то и сам не очень понимаю, как мы всё это выдержали. Почему не разошлись сразу? Почему давали издеваться над собой людям ничтожным и мелким? Наверное, потому что наивно верили в справедливость нашего дела, в историческую оправданность возрождения приднестровской республики, в государственную мудрость её отцов-основателей, в стойкость, мужество нашего народа. Змеиное шипение, плевки, укусы наших доморощенных ненавистников нас никак не интересовали, не трогали. К тому же Президент И.Н. Смирнов, председатель ВС ПМР Г.С. Маракуца, вице-президент А.А. Караман и другие высшие руководители государства не очень-то позволяли бесчинствовать и своевольничать всяким мелким домашним шпицам, вертящимся вокруг их кресел. Они понимали государственную важность того дела, которым занимались наши сотрудники.

– Николай Вадимович, давайте напомним всем, как была создана НИЛ «История Приднестровья».

– Наша структура — это единственная научная лаборатория в Приднестровском госуниверситете, созданная по специальному решению высших органов власти республики. И её деятельность постоянно корреспондировала с теми целями и задачами, которые были поставлены перед НИЛ «История Приднестровья» при ее создании Верховным Советом ПМР в своем специальном постановлении от 12 марта 1991 года «О первоочередных мерах по сохранению самобытности молдавского народа, его языка и культуры». В их числе указывались: осуществление научных исследований по истории Молдавии и истории Приднестровья, подготовка учебных программ и учебников, учебно-методической литературы по курсам «История Молдавии» и «История Приднестровья».

– В чем была необходимость возникновения такой структуры, как ваша?

– В те годы в Кишиневе (ещё при существующем СССР) отказались преподавать в школах историю СССР и историю Молдавии. На моих глазах громили академический Институт истории АН МССР, исторические кафедры в вузах. Поэтому с момента своего создания в 1991 г. до 11 марта 2019 г. НИЛ «История Приднестровья» оставалась, по сути, единственным в мире научным подразделением, которое систематически на государственном финансировании осуществляла исследования по истории Молдавии и Приднестровья. Смена политического руководства в Молдове, несмотря на заявления лидеров различных политических партий («фронтистских», «центристских», «коммунистических», «либеральных»), как показывает время, отнюдь не меняет сколь-нибудь серьезно стратегических целей руководства Молдовы по уничтожению молдавского самосознания и навязыванию молдаванам румынской идентичности. Ибо без этого условия невозможно более или менее безболезненно присоединить Молдову включая и Левобережье Днестра к Румынии с соответствующими кардинальными геополитическими сдвигами. Работа НИЛ «История Приднестровья» по сохранению и развитию молдавской идентичности в Приднестровье, конечно же, имела крайне важное значение не только для Приднестровья, но и для Молдовы, для Украины и России. Она не могла, поэтому, не получить соответствующего отклика и в Молдове, и в других центрах, вынашивающих указанные геополитические планы. Закрытие лаборатории и прекращение финансирования ее научно-исследовательских работ представлялось вполне логичными с точки зрения интересов указанных центров. Мы понимали, что за нападками на ученых-историков стоят определенные интересы и силы.

– Стало ли для Вас и Ваших коллег неожиданностью решение В. Красносельского закрыть НИЛ?

– Отнюдь, хотя и мы и желали верить в то, что разум восторжествует, а интересы нашего народа, наших союзников и друзей за рубежом будут в приоритете. Но конкуренция и частные интересы отдельных местных бюрократов одержали верх. Ко всеобщему торжеству наших недругов. В 2007 году Волковой и Министерству просвещения вместе с ректором не удалось закрыть лабораторию «История Приднестровья».

– Но Минпросвещения, все же, перестал быть вашим заказчиком. Какой выход удалось найти?

– В Верховном Совете нашлись люди, мыслящие широко, по-государственному. Они стали нашими заказчиками и сохранили научную структуру, поручив изучать историю представительной власти ПМР. И даже закрытый министром журнал «Ежегодный исторический альманах Приднестровья» стал издаваться на средства, собранные депутатами Верховного Совета ПМР. А попытки Волковой издавать на государственные средства какой-то «Исторический вестник» закончились, как и следует ожидать, в пунктах по сбору макулатуры. Собственно, как и научно-исследовательская лаборатория этой чиновной дамы прекратила своё земное существование очень быстро.

– Почему же теперь Верховный Совет не может вас защитить?

– Желание Волковой и вердикт президента о «неэффективности» нашей работы и закрытии лаборатории уже подкреплён всяческими бюрократическими справками и вступил в силу. Не нужна им история как наука. И это несмотря на то, что мы успешно завершили написание трех томов из предполагаемого четырехтомного труда «История Приднестровской Молдавской Республики». А ведь мы просили только об одном — дать нам окончить свои плановые работы и подготовить четвертый том. Не дали — мы «неэффективно» работаем. Через год мы увидим, насколько эффективны обобщающие исследования чиновников под предводительством самой Волковой. Президент дал им указание написать всё с нуля!

Российские ученые тираспольским чиновникам – не указ

– Сможете ли Вы и Ваши коллеги преподавать в ПГУ в таких условиях?

– Лично я не уверен вообще, что в вузе сохранится историческая специальность, как и сама история. Чиновники затевают уже какую-то возню с кафедрами, готовят новую «оптимизацию», которая будет означать гибель не только исторической науки, но и исторического образования как такового. Участия в этом я, конечно, принимать не буду, как не принимал участия и в уничтожении исторической науки в Молдове.

– Назовите, пожалуйста, имена тех, кого, помимо Волковой, неоправданно стали назначать на ответственные должности в сфере науки.

– Как говорили римляне, nomina sunt odiosa, — имена нежелательны. Не стоит, наверное, говорить о каких-то мелких акакиях акакиевичах, которые исполняют приказы своих начальников. Ведь не исключено, что среди них тоже могут найтись люди совестливые и порядочные. Просто их поставили в такую ситуацию. Ну что, например, могли противопоставить всесильной Волковой несчастные учителя истории, которым поручили рецензировать обобщающее научное издание! Им не известна ни историография, ни точки зрения, существующие в науке по той или иной проблеме… Да и не написали они в жизни ни одной даже маленькой статейки в каком-то научном издании. Они нужны как статисты для подтверждения мнения высокого начальства, а их мнение никому не интересно. В то же время не могу не заметить и более высоких чиновников, которые проявили рвение в готовящемся уничтожении истории. На годовом отчете по научным трудам, который нам так и не утвердили, – хотя наградили какой-то почетной бумагой за высокие показатели в исследованиях (представляете этот театр абсурда!) – министр просвещения Т.Г. Логинова глубокомысленно спросила меня: «А кто же читает ваши произведения? Кто вас контролирует?». Я ответил полушутливо: «Видимо, только Господь Бог!». Но такой ответ не удовлетворил министра.

И тогда я добавил, что наши исследования проходят через руки известного российского ученого, главного, наверное, специалиста по истории Приднестровья, Молдавии, России, балканских стран профессора Владислава Якимовича Гросула. После бога он, пожалуй, самый компетентный знаток истории Приднестровья. Однако и этот ответ не устроил министра: « Так ведь он сотрудник вашей лаборатории!», – сказала она.

 

Что да, то да. Скорее всего, эта чиновница тоже, как и А.З. Волкова, считала, что мы тут в одной «ОПГ», связаны одной цепью. Не является профессор Гросул для неё авторитетом! Другой чиновник из министерства В.Г. Суринов, приложивший колоссальные усилия и тщетные к тому, чтобы найти какую-то червоточину в нашем годовом отчете, в конце концов, обрушился на то, что мы в библиографии научных работ посмели указать свои статьи в московском журнале «Молдово-Приднестровский регион»! Я ответил ему, что каждый из наших ученых считает честью публиковаться в этом издании Института стран СНГ, который возглавляет К.Ф. Затулин, депутат Государственной Думы России, авторитетный исследователь и политик. Однако для наших чиновников ни местные ученые, ни ученые России, я уж не говорю о Молдове, никакого авторитета не представляют. И это понятно.

– На какие другие сферы приднестровской науки проводятся нападки со стороны местных чинуш? 

– Для того, чтобы ответить на этот вопрос достаточно компетентно, мне было бы нужно изучить этот процесс объективно, с привлечением конкретных материалов по каждому научному направлению. Таких материалов у меня нет. Но представление о том, что ждет науку Приднестровья в ближайшее будущее, у меня имеется. Через два дня после закрытия нашей научно исследовательской лаборатории, т.е. 13 марта сего года мы получили приказ ректора 501-ОД «О подготовке ежеквартального отчета выполнения НИР (научно исследовательских работ) НИЛ (научно-исследовательской лабораторией)». Это просто триумф бюрократического издевательства над учеными. Раньше, в советские и постсоветские времена, ученые о результатах своей работы отчитывались ежегодно. Полугодовые отчеты имели обычно формальный характер. Теперь же все структуры, объединяющие исследователей, обязаны ежеквартально представлять на Ученый совет свой аннотированный отчет, заверять его в ректорате, у заказчиков, в Министерстве просвещения и бог весть в каких ещё бюрократических структурах. Исследователей топят в бумагах! Времени на науку у них просто не остается!

В прошлом году я сказал президенту В.Н. Красносельскому, что так с учеными не поступают. Можно, конечно, поручать чиновникам ежеквартально или даже ежемесячно разрезать живот беременной женщине, чтобы проконтролировать, как развивается плод. Только вряд ли кто-то захочет рожать при таких условиях, да и беременеть не захотят! Но если поставить задачу уничтожения научных исследований в республике и превращения университета в протехучилище, то это действительно правильный путь. Только куда же деть всех этих чиновников, контролеров и цензоров, когда ученых не останется, когда контролировать будет уже некого?!

***

По итогу беседы с Н. Бабилунгой хочется добавить – вот уже почти 30 лет Приднестровье, с морально-духовной точки зрения, держится на двух столпах – молдавской духовной самобытности (де-факто в пику унионистскому Кишиневу) и верности в дружбе с Россией (тоже в пример правобережной Молдове). Если эти два фактора перестанут иметь для Тирасполя хоть какую-то ценность – ПМР перестанет существовать даже в виде непризнанного государства. И всё население этой территории до конца растащат по углам. Нет, не присоединят к Молдове – самой Молдовы к тому времени может и быть. Зато останутся Румыния и Украина. Для вас, дорогие приднестровцы, кто из них краше?

Александр МОСКАЛЁВ, специально для IZBORSK.MD