Война с наукой в Приднестровье – пособие для начинающих унионистов

 

Вот мы в Кишиневе привыкли на чем свет стоит ругать наших чиновников от образования и культуры. За их бесчеловечное отношение, безграмотность, а также за то, что они, одним словом,.. нет, не румыны – румыны это нация. А наши бесхребетники – сущие унионисты. Вот таких надо гнать в три шеи из нормального общества.

 

Ругаем мы их, значит, ругаем, но, оказывается, ни сном, ни духом о том, что в Приднестровье, где унионистов не переносят на дух, а все молдавское и русское в почете, – потихоньку подтачиваются образовательные и культурные основы, на коих и была создана непризнанная ПМР.

Многие уже писали о том, что в немилость местных бояр попала научно-исследовательская лаборатория «История Приднестровья», собравшая с обоих берегов Днестра одних из лучших специалистов по разным эпохам нашего прошлого. Теперь вместо профессионалов учебники для школ Левобережья будут писать… чиновники, которые подчас не могут отличить Карла Двенадцатого от Сулеймана Великолепного.

Мазепа-страстотерпец

И, кажется, зараза ложного восприятия истории давно уже сидит в официозе Приднестровья. Например, недавно местное ТВ показало сюжет о проведенном Украинской общиной ПМР мероприятия в честь… 380-летия со дня смерти гетмана Ивана Мазепы.

При этом в сюжете никоим образом не было упомянуто, что Мазепа предал Петра Первого, перейдя на сторону шведов под Полтавой, что Мазепу Русская православная церковь предала анафеме. На фоне военно-идеологического противостояния людей со здравым смыслом и оголтелого киевского неонацизма всё это воспринимается как нельзя странно. Ни для кого не секрет, что Мазепа, Симон Петлюра, Степан Бандера и прочие отщепенцы и душегубы прошлого сегодня превозносятся свидомыми геббельсами до небес. И теперь в Приднестровье, традиционно связанном с Россией всем, чем можно, начинается такая же свара?!

Несомненно, стоит согласиться с авторами сюжета, что пребывание Мазепы в Бендерах и легенды, с ним связанные, благотворно влияют на развитие местного туризма. Сам Пушкин, будучи в ссылке, искал в Бендерах могилу гетмана-предателя. Правда, не стоит забывать, что бывший концлагерь Аушвиц-Биркенау – тоже де-факто туристический объект, но святая правда преподносится там как надо. И не дай бог немцы начнут с этим не соглашаться! Свои же загрызут! Зато Украине можно! И Приднестровью – тоже?!

Бюрократы против людей

На фоне начального этапа героизации Мазепы вряд ли кого-то удивляет факт прекращения сотрудничества приднестровский властей с НИЛ «История Приднестровья», годами кряду издававшей монографии и учебники. Но ведь, скажете вы, учебники издавать будут и дальше, правда, писать их будут другие люди. Ну да, другие – безграмотные чиновники, о коих речь шла ранее.

–  Спектакль с более «эффективными» исследованиями,  которые, якобы, по силам каким-то назначенным чинушам, на деле должен лишь временно успокоить общество. Потом, глядишь, всё забудется, и о закрытых научных школах уже вспоминать и не будут. То есть, погромы научных исследований пройдут для государственных служащих легко, безболезненно и по закону. О том, какой ущерб и какие смертельные раны они наносят общественному организму, в кабинетах не думают. Но за развал или попытки развала всей созданной почти за три десятилетия системы им придется, так или иначе, нести ответственность, как и детям их, и внукам. Агрессивный румынизм с его неудержимым и щедро проплаченным рвением на восток весьма скоро жестко постучит сапогом в их двери, — считает руководитель НИЛ «История Приднестровья» профессор Николай Бабилунга.

 

– Неужели в Приднестровье никто не осознает, что скоро местной исторической школе придет крах?! – спросили его мы.

– Кроме бюрократов разного ранга это понимают все. Не понимают только одного, — зачем государство в лице его служащих так жестоко и коварно борется против науки, тем более, против такой науки, как история, которая практически создает базис гражданского общества и основу общественного сознания. Людям непонятна цель этих губительных действий государственной машины. Они пытаются найти им хоть какое-то логическое обоснование. Отсюда и всевозможные версии о том, что олигархи уже договорились, якобы, между собой о новом объединении несоединимых частей, собственность в которых уже поделена окончательно. О постепенном сносе тех структур государственности, которые мешают такому объединению. О сближении культурно-исторических, политических, ментальных и иных устоев, на которых базируется государственность Приднестровья и Молдовы (а, возможно, и Румынии).

На этом пути, как они могут предполагать, молдаване Приднестровья должны быть более податливы унионистской пропаганде кишиневского режима и поскорее откажутся от своей молдавской идентичности. Что, кстати, поможет и патриотическим силам самой Молдовы войти в безнадежный кризис и потерять последние надежды на сохранение независимости своей земли и самобытности народа своего края. Олигархи от этого никак не пострадают, а, пожалуй, что и обогатятся. Кто же стоит на этом пути, кто мешает новому аншлюсу? Правильно, историки, политологи, филологи. Вот и закрыли сначала научную структуру политологов, лабораторию «Перспектива», потом «Историю Приднестровья» и «Факлу» (НИЛ молдавской филологии). На очереди новые разгромы научных структур.

 

Логичны ли такие объяснения, по поводу сговора олигархов? На первый взгляд, несомненно! Однако я не большой любитель заговорщических теорий, если они доказываются не точными фактами, а лишь предположениями о некоей  «высокой степени возможности».  Более того, мне кажутся сомнительными и  те версии, которые несколько раз приходилось слышать. Якобы, неутомимый борец против профессиональной исторической науки ПМР Анна Волкова, бывший специалист по истории КПСС и преподаватель этого предмета, член парткома Тираспольского пединститута, которая была «положительно аттестована министерством образования ССРМ», как пишет большой знаток спецслужб Молдовы Геннадий Кодряну в книге «Днестровский разлом», и затем предложившая свои услуги забастовочному комитету, просто выполняла и выполняет задания спецслужб наших соседей. Я не верю в такие детективы о внедренном суперагенте влияния в руководство, который наносит определенный стратегический вред на протяжении десятилетий, как Штирлиц рейху. Мелковаты актёры, как и декорации для таких долгоиграющих  пьес. Всё мне кажется гораздо проще. И в то же время всё сложнее.

– Вот и поведайте, что происходит в данный момент? Можете ли Вы и Ваши коллеги преподавать дальше в ПГУ?

– Я думаю, мы все присутствуем на завершающем акте «Марлезонского балета», можно сказать, минорном акте, даже похоронном. Двадцать лет длились бесконечные интриги советника президента ПМР А.Волковой против историков. Было всё – и заявления в прокуратуру о существовании среди ученых «организованной преступной группы», и проведение прокурорскими работниками серьезных расследований с вызовами ректора, главного бухгалтера, ученых-историков на допросы, и жалобы Волковой в КГБ ПМР на какие-то несуществующие школьные учебники, якобы написанных нами, на «политические ошибки» и даже на выдачу «военной тайны». Были с ее стороны злобные абсолютно лживые рецензии в республиканской газете на ещё не вышедшие школьные учебники по истории родного края, попытки скрыть весь напечатанный тираж учебников по истории ПМР на складах Бендерской типографии (5 лет удавалось их там хранить, не выдавая в школы учителям и ученикам), и закрытие по её приказу министерством просвещения единственного в республике исторического журнала,  издаваемого в Приднестровье, и попытка закрытия нашей лаборатории в 2007 году.

Точка зрения против точки слепоты

Упомянутый Н. Бабилунгой факт несостоявшейся прежде попытки закрытия научного журнала и НИЛ «История Приднестровья» в 2007 году вызвал у нас особый интерес. Неужели еще тогда, спустя всего 15 лет после того, как Приднестровье отстояло себя в борьбе с кишиневской военщиной, в Тирасполе уже были те, кто намеревался лишить население Левобережья его идейной основы, базирующейся, естественно, на труде историков?!

Приведем здесь выдержки из протокола совещания у ректора Приднестровского государственного университета Степана Берила от 17 июля 2007 года по вопросу о закрытии журнала «Ежегодный исторический альманах Приднестровья» и финансировании темы научно-исследовательской лаборатории «История Приднестровья».

Цитировать будем без отсылки к авторам изречений по той причине, что «иных уж нет, а те далече», да и не скажут эти фамилии читателю из правобережной Молдовы ровным счетом ничего. Хотя, сделаем исключение для некоторых участников дискуссии.

Итак, сперва «безымянные» цитаты:

  • «Я не понимаю, зачем нам, в Приднестровье нужна молдавская тематика? Мы вообще собираемся полностью пересмотреть всю концепцию исторического образования в ПМР».

  • «Тематика исследований лаборатории последних 5 лет – славяно-молдавские отношения – это вообще тематика другого государства. Пусть этим занимается Молдова. А лаборатория должна заниматься исключительно историей Приднестровья. Не обязательно объединять две лаборатории в одну. Что касается «Альманаха», то его номера включают работы студентов. А они зеленые. Они не нужны».

  • «Я согласен, что лаборатория последние 5 лет изучала не вполне ту тематику, которая необходима нашему государству. Зачем нам здесь исследовать молдавскую национальную идею? Это дело руководства Молдовы. Нам не нужна и книга (историка Петра) Шорникова «Молдавская самобытность», тем более, что на этой книге кое-какие политические фигуры пытаются раскрутить свой авторитет. Почему презентацию книги сделал Союз молдаван (Приднестровья)? Презентации должны быть только университетские, раз книги выходят из стен университета».

  • «Мы хорошо живем, если у нас хватает средств для разработки тем по истории молдаван, а не по истории создания нашего государства. Не надо заниматься темами чужого государства. Книга Шорникова издана не в интересах республики».

  • «Идеология молдовенизма – это не наша идеология, а официальная доктрина (президента РМ Владимира) Воронина. А значит, мы как бы работаем на него. Мы должны работать на нашу государственность, а не на идеологию Воронина».

А теперь – именные цитаты:

Вот что говорила тогда уже известная нам Анна Волкова:

  • «В журнале появляются материалы, которые наносят вред нашему государству. Много печатается кишиневских авторов по молдавской тематике. Это плохо. Должна быть исключительно тематика по истории ПМР. Мне сказал кто-то из учителей, что по современной истории ПМР материалов в журнале нет. Зато Шорников постоянно пишет о национальных проблемах молдаван».

  • «Какое отношение имеет молдовенизм к истории ПМР? Это нерациональное расходование средств. 5 лет сотрудники лаборатории занимались тем, что совершенно не нужно нашему государству».

Теперь – слово ректору ПГУ Степану Берилу:

«Я полностью согласен с Волковой, что книга Шорникова не нужна нам. Работа «Молдавская самобытность» играет на руку Молдове, она выгодна Молдове и президенту Воронину. Мы изыскиваем средства, отвлекаем деньги на подобные издания и помогаем Молдове. Для нас есть  более перспективная тематика».

 

Апология политической шизофрении

Как можно объяснить весь этот прочитанный вами бред? Очень просто. В годы оны президент Молдовы Владимир Воронин и лидер Приднестровья Игорь Смирнов были уже в абсолютных контрах. Вслед за проваленным по вине молдавского предводителя подписанием меморандума Козака последовал ряд взаимных обвинений между Кишиневом и Тирасполем, где каждый из лидеров отстаивал свою легитимность в глазах «паствы». В то же время ПКРМ, будучи во власти, дала зеленый свет историкам-молдовенистам на массовую публикацию своих работ, где объективно отражалась суть исторических процессов, происходивших в нашей стране.

Однако в Тирасполе, судя по всему, была дана установка никоим образом не идти на сближением с Кишиневом даже в области общего наследия. Следствием этого стала травля тех, кто самоотверженно занимался разработкой концепции молдавской исторической и культурной идентичности через экскурсы в прошлое.

При этом, в Приднестровье, видимо, забыли, что полное название непризнанного государства – Приднестровская МОЛДАВСКАЯ Республика, на которую, к слову, молятся все, кто понимает, насколько пагубна для всей РМ дубинка румынского неоунионизма и всякого рода западная ориентация.

 

Выходит, Приднестровье, где изначально заявляли о том, что берут в новую жизнь самое лучшее, что было в СССР, на деле унаследовало наиболее отвратительные черты советского времени – когда в угоду политике страдала наука.

Александр МОСКАЛЁВ, специально для IZBORSK.MD